Безвластная Испания и кризисы «старой Европы»

0
Копилку европейских кризисов пополнила политическая неопределенность в парламенте Испании, которая может повлиять на выборы в Европарламент

Премьер-министр Испании Педро Санчес распустил прошлый состав главного законодательного органа страны в феврале 2019 года после того, как депутаты не смогли принять правительственный проект бюджета королевства.

Внеочередные выборы в испанский парламент состоятся 28 апреля 2019 года. Генеральные кортесы (парламент Испании) распущены в третий раз за последние четыре года, проработав рекордно короткий срок – всего восемь месяцев. Однако эффективность парламентских перевыборов вызывает сомнения. Согласно предварительным опросам ни одна испанская партия не набирает достаточного количества голосов, чтобы получить большинство в конгрессе. Значит, испанцев снова ждет «подвешенный парламент».

Политическая неопределенность в Испании примечательна и тем, что дополняет общую картину кризисов «старой Европы»: во Франции власть скована «желтыми жилетами», в Италии популисты не могут провести через парламент ни одного законопроекта, а в Британии правительство слишком занято вопросом затянувшегося брекзита, чтобы обращать внимание на проблемы материковой Европы. Все это вкупе может не только повлиять на предстоящие общеевропейские выборы, которые состоятся 23-26 мая 2019 года, но и поменять баланс сил внутри Европарламента.

«Подвешенный парламент» Испании

Премьер-министр Испании Педро Санчес распустил прошлый состав Генеральных кортесов в феврале 2019 года после того, как депутаты парламента не смогли принять правительственный проект бюджета королевства. Правительство рассчитывало получить поддержку каталонских партий, но те отказались голосовать за бюджет без предварительных договоренностей о начале переговоров по вопросу независимости своего региона. Против проекта выступила и оппозиция в лице правых. «Выбирая между тем, чтобы не делать ничего и продолжать работать без бюджета, и тем, чтобы дать слово испанцам, я выбрал второе», – заявил премьер.

Правительственный кризис длится в Испании уже больше года. Педро Санчес возглавил правительство меньшинства в июне 2018 года после того, как парламент вынес вотум недоверия правому правительству экс-премьера Мариано Рахоя. Победу лидера Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Санчеса обеспечили голоса левых популистов из партии «Подемос», а также баскских и каталонских сепаратистов. Но разношерстная партийная компания не смогла долго проработать без общего врага – согласовывать повседневные вопросы управления страной представителям восьми партий оказалось не под силу.

По экспертным прогнозам новые выборы должны усилить позиции социалистов в парламенте. До роспуска кортесов у партии власти было самое низкое парламентское представительство в истории страны – 84 депутатских мандатов из 350 и 42 сенаторских из 266. Контролируя менее 25% парламента, Педро Санчес был лишен возможности проведения в жизнь законопроектов без поддержки со стороны членов других партий, что значительно тормозило работу правительства. Так что не удивительно, что он использовал ситуацию с бюджетом как формальный повод для роспуска Генеральных кортесов. Между тем досрочные выборы вряд ли принесут социалистам уверенную победу. Как показали результаты опроса компании GAD3, лишь 31,1% опрошенных испанцев поддерживают ИСРП – этого недостаточно, чтобы самостоятельно сформировать правительство.

Остальным партиям рассчитывать на абсолютное большинство в конгрессе также не приходится. Согласно предварительным опросам правая партия «Граждане» набрала 14,4%, левая «Подемос» – 11,4%, а ультраправая Вокс – 11,2% голосов. Главный соперник социалистов правоцентристская «Народная партия» получила 20,1% голосов, тем самым опустившись на второе место по популярности. Сейчас у «Народной партии» 134 депутата в парламенте, но ее электорат в последнее время активно перетекает к партии «Граждане». Так что возродить двухпартийную систему (Народная партия и ИСРП), существовавшую в Испании фактически со смерти диктатора Франко и до декабря 2015 года, в этот раз вряд ли удастся. Придется либо формировать коалиции, что займет немало времени и потребует взаимных политических уступок, либо снова образовывать правительство меньшинства, что может обернуться вотумом недоверия правительству, как это было в случае с Мариано Рахоем.

Чтобы добиться перевеса голосов в сторону социалистов, Санчес пытается акцентировать внимание электората на проблемах консолидации правых, попутно обвиняя их в росте коррупции, снижении объема социальной помощи и неспособности противостоять сепаратистам. Правые, в свою очередь, обвиняют во всем этом Санчеса. Примечательно, что аргументы, которые используют в споре обе стороны, практически идентичны. Между тем решающим остается вопрос о независимости Каталонии (см. «Испанские кошки-мышки», «Эксперт», №27 за 2018 год). Если правые сумеют грамотно сыграть на требованиях каталонских националистов, соотношение сил резко изменится.

Тем не менее, появление в Испании партий-дублеров (партия «Граждане» у «Народной партии» и «Подемос» у ИСРП) лишает как левых, так и правых возможности добиться большинства в конгрессе из-за утечки к «дублерам» части электората. Виной тому, как нерешенный социалистами каталонский вопрос, так и коррупционные скандалы в правившей ранее правой Народной партии. В результате Испания болезненно переходит к реальной многопартийности, когда решающую роль в управлении страной, по сути, играют второстепенные политические силы, вроде региональных левых партий и ультраправой партии «Вокс».

Но все это было бы не так критично, если бы не происходило на фоне кризисов в других европейских государствах накануне общеевропейских выборов.

Проблемы «старой Европы»

По правилам Европейского союза места в Европарламенте для каждой страны выделяются пропорционально ее населению. Согласно Лиссабонскому договору в 2014 году больше всего депутатов было выбрано в Германии – 96 человек, далее шла Франция с 74 депутатскими мандатами, затем Италия и Великобритания – 73 депутата от каждой, завершала пятерку стран Испания – 54 депутата. За месяц до новых выборов устойчивая политическая ситуация среди всех этих государств наблюдается разве что в Германии.

Во Франции продолжаются выступления «желтых жилетов», которые фактически оккупировали Тулузу, провозгласив город «столицей протеста». По данным МВД Франции в минувшие выходные на улицах города собралась 31 тысяча манифестантов, что на 8 тысяч больше, чем во время предыдущей акции.

Между тем коллектив «Желтое число», состоящий из участников движения, приводит числа намного больше – 80,5 тысяч участников. Массовые протесты «желтых жилетов» начались в ноябре 2018 года из-за намерения властей повысить налог на топливо и цены на бензин, и постепенно переросли в настоящую французскую революцию (см. «Революция в шести актах», «Эксперт», №51 от 2018 года).

Протестующие не верят властям и среди прочего требуют отставки Эммануэля Макрона и роспуск парламента. Французские СМИ говорят о возможном референдуме, который Елисейский дворец якобы планирует провести 26 мая этого года – в день выборов в Европарламент во Франции. Параллельное проведение народного опроса и общеевропейских выборов может перевернуть исход выборов, для которых во Франции характерна традиционно низкая явка.

В Италии дела обстоят немногим лучше – пережившую правительственный кризис страну возглавили не просто популисты, а настоящие евроскептики. Рейтинговое агентство Fitch прогнозирует, что коалиционное правительство третьей по величине экономики Евросоюза не сможет просуществовать весь положенный ему срок.

Дело в том, что правительство Италии состоит из правой «Лиги Севера» и левого «Движения пяти звёзд», которые в силу принадлежности к разным полюсам партийного спектра расходятся по ряду принципиальных вопросов, из-за чего часто блокируют в парламенте инициативы друг друга.

«Они не имеют ни малейшего представления, как надо руководить, и полностью не подготовлены к работе. До сих пор они использовали свое время, в основном, для того, чтобы продолжать свою предвыборную борьбу», – говорит политолог из Миланского университета Маурицио Феррара.

Что до Британии, то ее политическая система зашла в тупик. Парламентский кризис связан с брекзитом – депутаты Палаты общин уже трижды отвергли проект соглашения о выходе, предложенный премьер-министром Терезой Мэй и согласованный с Евросоюзом еще в ноябре 2018 года.

Согласно первоначальному плану выход Британии из ЕС был запланирован на 29 марта 2019 года, после чего должен был наступить переходный период до конца 2020 года. Между тем брекзит не случился. Лидеры Евросоюза уже дали неопределившейся Британии отсрочку до 31 октября этого года, и продлевать сроки не намерены.

За это время Лондон должен либо ратифицировать соглашение о «разводе», либо пересмотреть свою стратегию по брекзиту, либо вовсе отказаться от выхода из ЕС. В противном случае 1 ноября 2019 года произойдет автоматический выход по «жесткому» сценарию, то есть без какой-либо сделки для Британии. Кроме того, Лондон обязали принять участие в общеевропейских выборах, иначе ему придется покинуть Евросоюз уже 1 июня этого года без сделки.

В Европе изрядно устали от затянувшихся «разводных тяжб», но брать на себя ответственность за беспорядочный выход Британии европейские страны не хотят. «В деле брекзита, как на скамье подсудимых или в открытом океане: все в руках Божьих», – говорит председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.

Несмотря на разразившиеся в странах «старой Европы» внутриполитические кризисы, члены ЕС должны будут выбрать новый состав Европарламента уже в мае этого года.

Новый Европарламент

От майских общеевропейских выборов без малого зависит дальнейшая судьба всего Евросоюза, ведь Европарламент играет решающую роль при формировании политики организации. Компетенции парламента Европейского союза постоянно расширялись с 1979 года. Сегодня европейские парламентарии принимают законы ЕС, осуществляют демократический контроль всех учреждений союза и утверждают его бюджет совместно с Европейским советом, в который входят главы государств-членов ЕС. Также депутаты Европарламента участвуют в избрании главы Евросоюза.

В этом году Европарламент могут постичь структурные перемены, связанные с тенденциями, которые наблюдаются в отдельных европейских странах, и в первую очередь – в странах «старой Европы».

Так, например, если после подсчета бюллетеней коалиции больших партий, таких как Европейская народная партия и Партия европейских социалистов, лишатся абсолютного большинства, им потребуется создавать новые коалиции с мелкими фракциями. Это напоминает ситуацию в Испании только в больших масштабах.

Кроме того, на предстоящих выборах центристские партии и вовсе могут уступить правым популистам, националистам и евроскептикам, как это случилось в ряде европейских государств, в том числе в Италии. Если в битве «европейцев» и «националистов» победят последние, следующий состав Европарламента рискует стать самым скептическим в отношении интеграции с 1979 года.

Источник expert

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!