Испанские и прочие популисты под лупой экспертов — аналитиков

0

Позвольте начать с альтернативного, но очень авторитетного во всём мире мнения бывшего президента Уругвая Хосе Мухика: «Всё, что мешает, сейчас называют популизмом», — сказал он испанской прессе. (El expresidente uruguayo José Mujica ha atendido a la prensa española: “A cualquier cosa que molesta lo llaman ahora populismo”)

José Mujica: “A cualquier cosa que molesta lo llaman ahora populismo”
José Mujica: “A cualquier cosa que molesta lo llaman ahora populismo”

Эксперты представили доклад о современном популизме и его последствиях. Большая часть популистских лидеров и партий в первые месяцы после прихода к власти теряют значительную долю поддержки, отметили аналитики Экспертного института социальных исследований

Современный политический популизм, его истоки и последствия для электората стали предметом изучения аналитиков Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), представивших в субботу доклад «Современный технологический популизм. Игра в классики».

Доклад, текст которого имеется в распоряжении ТАСС, стал вторым исследованием представителей ЭИСИ, посвященным явлению популизма, ключевой характеристикой которого они считают «базовую модель современного политического транзита, системных и сущностных трансформаций политических систем во всем мире, независимо от того, используется ли она политическим истеблишментом или новыми политиками».

Признавая, что «популизм завладевает современным политическим пространством, самые различные партии, эксперты, журналисты перенимают его язык, повестку и инструменты», эксперты в то же время констатируют, что «владение мячом не всегда приносит победу». Предметом их исследования стали случаи прихода популистов к органам управления разного уровня в ряде государств мира, в том числе Бразилии, Испании, Италии, США, Франции.

Анализируя последствия успехов популистских политиков и их взаимоотношения с электоратом, эксперты приходят к выводу, что «особенности современного популизма, делающие его привлекательным для избирателей, порождают негативные побочные эффекты», в результате чего большинство популистских лидеров и партий в первые же месяцы после прихода к власти теряют значительную долю поддержки, подвергаясь еще более жесткой критике со стороны «разгневанного избирателя», чем их предшественники.

«Популисты переходят для избирателя в «политический класс» и становятся источником разочарований», — констатируют они. «Голосование за популиста — голосование инфантильное, порожденное надеждами на быстрые изменения, однако чудес не происходит, разочарование растет столь же стремительно, как когда-то порожденный мечтами рейтинг», — указывают авторы доклада.

В исследовании также обращается внимание на фактическую неготовность электората популистов идти даже на насущные изменения. «Несмотря на то, что в ходе кампании избиратели демонстрируют явный запрос на изменения, когда выборы заканчиваются и приходит время осуществлять те самые изменения, оказывается, что люди предпочитают держаться за статус-кво, а любые попытки проведения насущных и обещанных реформ называют «слишком быстрыми» или «недостаточно справедливыми», — поясняют эксперты ЭИСИ.

Таким образом, «разгневанный избиратель», голосующий за популистов, крайне редко готов выступить в пользу чего-то, зато легко поднимается против, часто — против всего нового», в результате такая протестная волна нередко становится сдерживающим фактором развития, в результате «в Европе популисты останавливают многие крупные проекты, прежде всего в области инфраструктуры и промышленности», утверждается в докладе.

В этом контексте рассматриваются и итоги многих референдумов, которыми манипулируют популистские лидеры. «Разгневанный избиратель» чаще склонен сказать «нет», причем нередко это делается именно вопреки всем рациональным доводам системных политиков и экспертов, вопреки собственной выгоде гражданина», — считают составители исследования, приводя в качестве примера европейские референдумы, на которых «прокатывали» и отмену обязательного призыва в армию, и увеличение отпусков, и сокращение числа депутатов и расходов на них».

При этом аналитики подчеркивают, что «любой закрытый вопрос референдума, на самом деле, остается открытым, ведь человек на референдуме отвечает не только на вопрос о принятии предлагаемой меры, но и в дальнейшем обо всех следствиях ее реализации». Поэтому, полагают они, «ответ «нет» оказывается проще, но он не дает никаких вариантов решения вопроса как такового».

Анализируя такой фактор популизма, как дилетантизм в политике, воспринимаемый избирателем как ценность, знак непринадлежности к «политическому классу», эксперты ЭИСИ приходят к выводу, что на практике он оборачивается банальной некомпетентностью.

«Опыт популистов у власти показывает, что даже отлаженный предшественниками механизм может быстро прийти в негодность в результате некомпетентных решений людей без опыта, сложная экономическая ситуация, которая создает условия для прихода популистов к власти, ставит перед ними почти невыполнимые управленческие задачи», — указывается в докладе. В результате, полагают эксперты, «яркие популисты начинают проигрывать в глазах своих избирателей на следующем шаге скучным, но четким технократам».

Более того, предлагаемые популистами простые решения реальных проблем на местах по факту делают их работу «похожей на конструирование «потемкинских деревень».

Отношения с истеблишментом
Изучая стратегию популистов в «разоблачении» оппонентов, авторы исследования обращают внимание, что «популисты, обвиняющие истеблишмент в коррумпированности, непотизме, закрытости и авторитаризме, после избрания сами оказываются подвержены этим «болезням».

Кроме того, их отличает низкая договороспособность, фиксация на лидерстве, которые «порождают неспособность компенсировать дилетантизм за счет создания сильной команды». «Особый тип лидерства современного популизма, в котором лидер — единственный пророк, создает, как правило, ограничения на использование коалиционных стратегий, делая популистов ограниченными в союзах и недоговороспособными», — утверждают аналитики ЭИСИ. При этом, уточняют они, «поскольку популисты отвоевывают большинство у традиционного политического класса, эти стратегии для них жизненно необходимы».

Признавая наличие примеров сложных и довольно успешных коалиций, созданных популистами, эксперты в то же время полагают, что решения таких коалиций «нередко выглядят манипулятивными и половинчатыми».

«Ориентируясь на настроения разгневанного избирателя, работая в конфликтной повестке и объявив войну истеблишменту, популисты нередко не только не могут договориться друг с другом, но и не способны выстроить эффективное взаимодействие с бизнесом, журналистами, коллегами по системе управления. Это становится особенно большой проблемой в муниципальном и региональном управлении, особенно зависимом от работы бизнес-структур (прежде всего, в ЖКХ, энергетике, транспорте, торговле) и межбюджетных отношений», — делается вывод в докладе.

Las esencias del ‘populismo’: ¿tienen tanto en común la derecha y la izquierda radical? El populismo sustituye conceptos ideológicos por retóricas discursivas, tienen líderes incuestionables y lanzan el mensaje que la mayoría quiere oír. Generan descontento y buscan un enemigo común para luego recoger votos. Independientemente de su ideología, pescan en la derecha y la izquierda. Lanzan el mensaje que la mayoría quiere oír; tienen líderes fuertes, sin apenas contestación interna; sus votos vienen tanto de la derecha como de la izquierda, independientemente de dónde estén ubicados idelógicamente; crecen exponencialmente comicio tras comicio; son volubles ideológicamente y un día son capaces de lanzar un mensaje y al día siguiente el contrario, sin que a casi nadie le sorprenda; y, sobre todo, logran generar descontento y buscar un enemigo para luego recoger votos. Son rasgos comunes que comparten las formaciones populistas europea, entre las que se puede incluir formaciones como el Frente Nacional, Syriza y el UKIP británico, Podemos y numerosos partidos antieuropeos en el centro y el norte del continente, y que, según algunos analistas, comparten tics con el fascismo y el nazismo, como el nacionalismo exacerbado, un afán redistribucionista, un deseo de intervencionismo permanente y el deseo de acabar con las instituciones tradicionales. Una de las diferencias clave entre los populismos de ultraderecha y los de izquierdas y extrema izquierda es que el populismo que despliegan estos últimos no tiene dimensiones étnicas excluyentes y no son tan eurófobos, aunque si concentran sus críticas contra la troika -el Fondo Monetario Internaciona (FMI), el Banco Central Europeo (BCE) y las instituciones europeas.

http://www.teinteresa.es/espana/esencias-populismo-comun-ultraderecha-ultraizquierda_0_1292272478.html

https://tass.ru/politika/5538267

Источник teinteresa tass

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!