El País (Испания): Пучдемон играет в русскую рулетку

1
До сих пор лидеры сторонников отделения Каталонии от Испании избегали демонстрировать близость к Кремлю или явный настрой на установление отношений с ним, с возмущением пишет автор статьи в испанской газете. Поводом для такого заявления стало интервью, которое Карлес Пучдемон дал российской газете. Интерпретируя его содержание, автор демонстрирует вполне примитивную русофобию, правда, весьма цветистую.
Nicolás de Pedro
Nicolás de Pedro

El País (Испания): Пучдемон играет в русскую рулетку (Puigdemont juega a la ruleta rusa) / Николас де Педро (Nicolás de Pedro)

Пучдемон подмигивает Кремлю. И не особенно скрывает это. В интервью российской газете «Комсомольская правда» беглый экс-президент не только объявляет о будущих близких и дружественных отношениях «независимой Каталонии» с Россией, но и идет дальше, повторяя заклинания пропагандистской машины Кремля, эффективной частью которой, кстати, является и эта газета. Мы не знаем точно, чего именно добивается Пучдемон такими заявлениями, но это действительно значимая новость.

До сих пор лидеры сторонников отделения Каталонии от Испании избегали демонстрировать близость или явный настрой на установление отношений с Кремлем. Борцы за независимость Каталонии надеялись на поддержку и признание основных западных держав и мечтали о том, что Каталонская республика автоматически сохранится в составе Евросоюза. Соответственно, сближение с Кремлем могло принести для них если не отрицательный, то во всяком случае нежелательный результат. Но в отсутствие отклика на свои надежды Пучдемон, кажется, не хочет упустить ни малейшей возможности для достижения желанной интернационализации процесса отделения.

Некоторые из его утверждений в ходе интервью, несомненно, преследуют цель привлечь на свою сторону симпатии российского общественного мнения и самого Кремля. Так, Пучдемон призывает к бдительности на фоне «полного падения морального авторитета ЕС»; на вопросы о Крыме и Донбассе (Украина) отвечает, что «люди всего мира должны иметь одни и те же права на признание их волеизъявления международным сообществом». А по поводу НАТО говорит, что следует переориентировать ее на роль скорее как организации для защиты демократии и мира. То есть, экс-президент Каталонии присоединяется к кампании Кремля по подрыву авторитета ЕС и европейской демократической системы, признает законной скрываемую военную интервенцию России на Украине и выдвигает серьезные сомнения относительно роли НАТО. Мы не знаем — поскольку на этот счет не было вопроса — его мнения о том, чем же тогда занимается НАТО сегодня, если не вопросами защиты демократии и мира.

В репортаже подробно описываются основные принципы каталонского движения за независимость, а с помощью интервьюера Пучдемон протаскивает и несколько ложных тезисов. Так, например, он утверждает, что только 10% каталонцев выступают против независимости региона, не указывая, что это всего лишь данные о голосовании, состоявшемся 1 октября. Что это был за «референдум», естественно не уточняется, и точно так же это подавалось в российских средствах массовой информации. То есть, нигде не говорится об «официальном референдуме», а лишь упоминается некий «референдум».

Точно так же Пучдемон квалифицирует как «дезинформацию» сообщения о российском вмешательстве в каталонский кризис и утверждает, что некий «доклад экспертов британского парламента отрицает какое-либо секретное влияние со стороны России». А ведь в этом докладе говорится, что «приведены доказательства, ясно указывающие на возможное российское вмешательство». Пучдемон прибегает здесь к приему подстановки одного вместо другого. То есть на самом деле он ссылается не на «доклад экспертов британского парламента», а на новость, полученную от некоего хакера, симпатизирующего Викиликс, то есть на одно из 154 фейковых сообщений в европейской прессе, подтверждающее его аргументы.

Все интервью подано в благожелательном тоне, и Пучдемон представлен как «мирный повстанец с Пиренейского полуострова», который сейчас проживает в Брюсселе в интересном качестве «политического эмигранта». Возможно поэтому один из членов его команды в городке Ватерлоо опубликовал восторженный твит по поводу интервью Пучдемона «самой главной (по его словам) газете России». Тем не менее, хотя сам герой этого интервью и говорит о будущей дружбе с Москвой, экс-президента Каталонии называют в этом интервью «лидером каталонских сепаратистов». В русском тексте это привносит в его характеристику резко негативный элемент, поскольку в этой стране любой человек может оказаться в тюрьме только за упоминание в социальных сетях чего-то, что даже отдаленно вызывает симпатию к сепаратизму в Российской Федерации.

Точно так же, хотя в программах главных российских телевизионных каналов (Россия 1, НТВ, РТ, Россия 24 или Первый канал) широко освещались факты борьбы каталонцев за автономию, местные обозреватели были глубоко разочарованы бегством Пучдемона, ставшего предметом насмешек. Если бы люди, окружающие экс-президента, провели более спокойный и глубокий анализ, они легко поняли бы, что главным результатом этого интервью стало совсем не то, на что они рассчитывали. Эти заявления Пучдемона и сама его фигура служат главным образом для того, чтобы донести до россиян точку зрения Кремля о застое в ЕС, раздираемом конфликтами, о неравенстве и нарастающей бедности его жителей. Отсюда, например, и широкий показ выступлений желтых жилетов во Франции, которые, по мнению этих СМИ, по сути немногим отличаются от того, что произошло в Каталонии осенью 2017 года — в Ватерлоо об этом даже не догадываются.

Puigdemont ha lanzado un guiño al Kremlin. Y no ha sido precisamente sutil. En una entrevista al tabloide ruso Komsomólskaia Pravda, el expresident fugado no solo anuncia unas futuras relaciones cercanas y amistosas con Rusia de la «Cataluña independiente», sino que va más allá y hace propios algunos de los mantras de la maquinaria propagandística del Kremlin, del que este diario es una buena muestra. No sabemos qué pretende conseguir exactamente Puigdemont con esto, pero refleja algunas novedades significativas.
Hasta la fecha, los líderes del procés habían evitado mostrar cercanía o alineamiento explícito con relación al Kremlin. El independentismo catalán confiaba en ser respaldado y reconocido por las principales potencias occidentales y alcanzar una quimérica permanencia automática de la república catalana en la Unión Europea. En consecuencia, un acercamiento al Kremlin podía resultar contraproducente, cuando no directamente tóxico para estas aspiraciones. Pero, al no ir los hechos en esa dirección y en su actual huida hacia delante, Puigdemont parece no descartar ninguna opción para lograr la anhelada internacionalización del procés.
Varias de sus afirmaciones durante la entrevista buscan, sin duda, despertar la simpatía de la opinión pública rusa y del propio Kremlin. Así, Puigdemont alerta de la «completa destrucción de la autoridad moral de la UE»; preguntado por Crimea y Donbás (Ucrania), afirma que «la gente de todo el mundo debe tener los mismos derechos en el reconocimiento de su voluntad por parte de la comunidad internacional»; y sobre la OTAN, dice, debe «repensarse su papel más como un instrumento para proteger la democracia y la paz». Es decir, el expresidente catalán se suma a la campaña del Kremlin para socavar la UE y los sistemas democráticos europeos, legitima la intervención militar encubierta de Rusia en Ucrania y siembra dudas maliciosas sobre la Alianza Atlántica de la que, al no haber repregunta, nos quedamos sin saber a qué cree él que se dedica en la actualidad si no es a proteger la democracia y la paz.
La entrevista asume por completo el marco de análisis del independentismo catalán y, con ayuda del entrevistador, Puigdemont aprovecha para colar unas cuantas falsedades. Así, por ejemplo, se da a entender que solo un 10% de los catalanes se oponen a la independencia, tomando como referencia aquellos que votaron no el 1 de octubre. El «referéndum», por cierto, no se contextualiza, y al igual que sucede con la mayor parte de los medios rusos, se da por bueno. De ahí que nunca se hable de «referéndum ilegal» sino de «referéndum» a secas.
De igual forma, Puigdemont califica de «desinformación» la injerencia rusa en la crisis catalana y afirma que un «informe de expertos del Parlamento británico rechaza que haya existido ninguna influencia secreta de Rusia». Sin embargo, el informe en cuestión resulta bastante explícito cuando afirma que «hemos escuchado pruebas que muestran la presunta interferencia rusa». Puigdemont recurre a una triquiñuela frecuente de medios como RT o Sputnik: presentar una cosa por otra. Así, él no se refiere realmente al «informe publicado por el Parlamento británico», sino a la comunicación enviada por un hacker simpatizante de Wikileaks y que, vaya por dónde, es la única de las 154 recibidas por el Comité a cargo de esta investigación sobre desinformación y fake news en Europa que respalda su argumento.
Toda la entrevista tiene un tono amable y Puigdemont es presentado como «el rebelde pacífico de la península Ibérica» que ahora vive en Bruselas con la pintoresca condición de «emigrante político». Quizás por eso uno de los miembros de su equipo en Waterloo publicó un tuit que transmitía cierta euforia por la aparición de Puigdemont en (según él) «el diario más importante de Rusia». No obstante, aunque el titular de la entrevista apunta a esa futura amistad con Moscú, el expresidente catalán es presentado como «el líder de los separatistas catalanes», lo que introduce un matiz extremadamente negativo en el contexto ruso, donde alguien puede acabar en la cárcel por el mero hecho de compartir en redes sociales algo que remotamente pueda sugerir simpatía por un movimiento secesionista dentro de la Federación Rusa.
De la misma manera, aunque en los informativos y tertulias de las principales cadenas de televisión rusas (Rossiya 1, NTB, RT, Rossiya 24 o el Piervy Kanal) se asumieron y difundieron con entusiasmo todas las narrativas del independentismo catalán, los tertulianos locales quedaron profundamente decepcionados con la huida de Puigdemont, blanco de mofas y dardos desde entonces. De hecho, si ese mismo equipo que rodea al expresident hubiera realizado un análisis algo más profundo y sosegado, habría comprendido fácilmente que el principal efecto de esta entrevista no sería el que buscaban ellos. Estas declaraciones de Puigdemont y su figura sirven fundamentalmente para reforzar ante la audiencia doméstica rusa la narrativa del Kremlin sobre una UE a la deriva, infestada de conflictos, desigualdades y pobreza y al borde del colapso. De ahí, por ejemplo, la amplia cobertura que están dedicando estas semanas al fenómeno de los chalecos amarillos en Francia. A ojos de estos mismos medios, algo no muy diferente de lo sucedido en Cataluña en el otoño de 2017 por mucho que en Waterloo no se hayan enterado.

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!

1 Комментарий
  1. Марфа

    Интересный итог статьи! А что касается самого беглого лидера каталанского сепаратизма, так он никогда умом то и не отличался, собственно за это его и назначили, видимо, лицом сепаратизма, а уж думали за него другие, которые потом и признались, что Каталония еще не созрела для отделения от Испании. Но, процесс таки уже запущен, остается подбрасывать дровишек в иногда тухнущий костер. Кстати, а Торре светится от ума? :-))) своего то не хватает, ездит советоваться к лидеру, вот уж точно кино «Тупой и еще тупее»…