Законы Испании о семейном и гендерном насилии не защищают женщин

0
Практически во всех странах показатели самоубийств во много раз превышают все остальные показатели насильственной смерти, включая убийства

Тема семейно-бытового насилия для ООН уже почти 25 лет является приоритетной. По всему миру идет борьба с насилием, ежегодно эта тема обсуждается на площадках в рамках ОБСЕ, но что же мы имеем как результат сей «отчаянной борьбы»? После 20 лет активной борьбы с семейным насилием мы видим, что результаты крайне неутешительны.

С начала 2000-х годов развернута информационная кампания для пресечения и профилактики семейно-бытового и гендерного насилия и приняты соответствующие законы. На протяжении всего этого времени национальные законодательства не переставали реформироваться, и в конце концов в 2011 году была предложена Стамбульская конвенция.

Однако, внимательнее присмотревшись к реальной статистике, мы увидим, что показатели по тяжким преступлениям в семье и убийствам женщин в большинстве стран остаются на прежнем уровне.

Возьмем как пример Испанию, в которой развернута и обильно обеспечена финансированием огромная кампания. Первый закон о домашнем насилии был принят в 2003 г., а вслед за ним в 2004-м — и закон о защите от гендерного насилия. И что же спустя почти 20 лет?

Статистика показывает, что в настоящий момент число убитых женщин вновь вернулось практически на уровень 1999 года.

Напомню, в 1999 году в Испании было 53 убитых женщины, в 2008 — 76 (отметим, что это повышение на 25% имело место через 5 лет после (!) принятия первого закона о семейном насилии), и только в 2015 году показатели вновь вернулись на уровень 1999 года.

В 2018 году погибло 48 женщин, а в этом, еще не закончившемся 2019 году, — уже 42. Это по официальной статистике, а по статистике портала feminicidio.net — уже погибли 74 женщины.

Что означает тот факт, что на фоне снижения общей преступности почти в два раза, как это произошло в Испании, и со всеми вложенными силами и средствами, число убитых женщин практически не снижается?

Хотелось бы спросить, а анализирует ли кто-то реальную эффективность всех принимаемых мер и законов о семейном и гендерном насилии или это не важно, так как цель — в другом? В частности, во внедрении рыночных подходов в сферу всех интимных отношений, включая семью? Впечатление, что на мизерность реальных результатов закрывают глаза, поскольку происходит «главное» — распределяются огромные финансовые средства. И никто не смотрит на судьбы реальных пострадавших. А эти пострадавшие есть!

Как и в ситуации с защитой детей от насилия в семье, печально известной по огромным количествам случаев неправомерного изъятия детей из родных семей в разных странах, принятие решений о статусе жертвы передается теперь из судебной сферы в ведение соцработников, НКО и психологов. К тому же, по прописанным в Стамбульской конвенции условиям, они должны делать это и без заявления пострадавших. Т.е. по доносу, наговору, решению третьих лиц… По сути, женщину лишают дееспособности — права решать самой, жертва она или нет — приравнивая ее к несовершеннолетним.

К чему это приводит на практике при наличии обильного финансирования, мы имеем возможность наблюдать в Италии на примере дела, окрещенного как «Ангелы и демоны».

Напомню, в конце июня этого года итальянской прокуратурой были возбуждены уголовные дела в отношении 27 человек, включая детских психологов, социальных работников, а также мэра города Биббиано, по подозрению в сговоре с целью незаконной наживы. Чиновники и психологи обвиняются в том, что в корыстных целях убеждали детей, что те стали жертвами сексуального и психологического насилия со стороны родителей. Психологи настраивали детей против родителей, говоря им, что родные их не любят, добавляли сексуальные интерпретации содержания детских рисунков для введения ложной темы о якобы наличествовавших фактах изнасилования в родной семье. Затем направляли информацию в органы соцопеки для изъятия детей из семьи и передачи опекунам «за вознаграждение» (т. е. их просто продавали). А уже в этих семьях дети подвергались реальным случаям сексуального домогательства. Но обнаружение этого, похоже, не входило в коммерческие интересы данных «защитников от насилия». Кстати, сообщается, что 7 из 10 детей уже вернулись в свои родные семьи.

Таких примеров множество. Вспомним также печальный случай ликвидированной теперь компании O’Belen, годами зарабатывавшей на изъятых из семей детях, которых содержали в нечеловеческих условиях.

Теперь, при передаче чиновникам, психологам и НКО полномочий определять статус жертвы гендерного насилия, создаются условия для того, чтобы делать это и без заявления потенциальной жертвы, а также без возможности отказаться от данной «услуги».

В «теневом отчете» CEDAW по Стамбульской конвенции испанские НКО настойчиво требуют не привязывать «услугу» к жалобе самой «жертвы». Говорится: «как правило, меры поддержки и защиты остаются обусловленными жалобой со стороны жертвы, что является явным нарушением статьи 18.4 Конвенции», которая гласит: «Предоставление услуг не должно зависеть от воли жертв предпринимать юридические действия или давать показания против какого-либо преступника».

Мы из новейшей испанской истории уже знаем, как Женский патронат во время франкизма «спасал» женщин от самих себя и заодно от детей, продавая их в приемные семьи. От тоталитарной практики франкизма освободились, но теперь Станбульская конвенция собирается то же самое ввести вновь?

Какова гарантия, что этого не произойдет в случаях с гендерным насилием, если решения передаются из судебной в административную и частную сферы, действующие на условиях рынка? Ведь систему помощи жертвам уже обслуживает огромное число людей и организаций, заработок которых напрямую зависит от числа пострадавших. А если предполагаемая пострадавшая еще и не может отказаться от такой «услуги»?! Всё это не может не привести к катастрофическим последствиям не только в семейных, но и просто в человеческих отношениях. Деньги превращают человека в товар. Человек с его реальной проблемой оказывается никому не важен, главная его функция — обеспечить кому-то заработок.

И последнее.

Жизнь каждого человека является бесценной, и мы не можем искать насилие только лишь в одном месте, в семье, и в упор не видеть ситуацию в целом. Накал кампании о гендерном и семейном насилии абсолютно не соответствует как своим собственным результатам, так и неоправданному игнорированию других серьезных проблем общества. Развернутая война полов сама по себе создает огромное число несчастных и одиноких людей. Нам отовсюду напоминают, что за 16 лет в Испании мачистское насилие унесло 1,017 жизней женщин. Никто не хочет обратить внимание на то, что в год (!) в той же Испании путем самоубийства уходит из жизни около 1000 женщин. И это каждый год! И в 2,5 раза больше мужчин. И опять же практически во всех странах показатели самоубийств во много раз превышают все остальные показатели насильственной смерти, включая убийства. Это огромный процент! Почему не говорят столько же об этих жертвах?

В безлюбом и атомизированном мире, который кто-то строит, люди несчастны и жить не хотят.

ИА Красная Весна
Читайте материал целиком по ссылке:
https://rossaprimavera.ru/article/5104772f

Источник rossaprimavera

Оставить комментарий

КУПИТЕ ПОРТАЛ!
21 год истории успеха,
250`000 постоянных читателей! 
  ► Пишите: 1@russpain.ru
Расскажите о планах на портал, от этого зависит цена / Ваш Николай

close-image