Алина, поле и чудеса (Рассказ женщины-очевидца)

0

Моя переписка с 40 – летней Алиной из Эстонии про то, как она на себе испытала достоинства и недостатки “легально-нелегальной” работы на полях Испании, началась с ее отклика на мой очерк “Испанский за муж”.

 

Письмо кончалось словами: “Недавно я работала на плантациях в Испании 3 месяца. То, что произошло за эти три месяца, не укладывалось ни в какие рамки моих представлений о работе на полях Испании. Но это уже отдельная тема, например "О масштабности явления саратовские негры". Отрицательный опыт — тоже опыт".

 

(Пояснение: “Негр саратовский, в пене” — мой давнишний очерк о том, чем, как правило, заканчиваются поиски заработков в Испании через всякого рода “бюро по трудоустройству за границей”. Масштабность явления, о котором пишет Алина, замечена не только ею, но и Посольством Испании в России. По сведениям из Москвы, жителям Саратовской области сейчас так же трудно получить визу в эту страну, как богатому войти в Царство Небесное. — Н.К.)
{more}

 

На мою просьбу поделиться с читателями опытом, Алина, после долгих колебаний, согласилась. Предлагаю Вам, Дорогой Читатель, ее историю:

 

Письмо первое.

 

Скоро сказка сказывается, да не скоро делается даже обещанное. В 10-20 строках не получается изложить эту историю сколько-нибудь связно. Реальность, при попытке изложить ее письменно, шокировала меня саму.
Однако попробую.

 

Решению уехать на нелегальные заработки предшествовали все те жизненные обстоятельства, рассказывать о которых долго и неприятно. Я из тех, кто учится на собственных ошибках. Из тех, кто только набив шишек на лбу, расстается с наивной верой в то, что "человек рожден для счастья, как птица для полета".
Отчаявшись найти работу в своем городе, я обратилась в Таллиннское бюро по трудоустройству, которое настойчиво публиковало рекламные объявления о работе в Испании на уборке винограда.
По телефону узнала, что услуги по трудоустройству платные, и дальнейшую информацию можно получить только после предоплаты. Отступаться от начатого не в моем характере. Я тут же отправилась в столицу. За информацию заплатила 300$. Информация заключалась в том, что нас в Испании встретит агент. Дали примерное описание его внешности. Пообещали заработок 50 долларов в день. Кстати, подсказали, что должно быть в дорожных сумках при прохождении таможни, во избежание проблем. У граждан Эстонии безвизовый режим въезда в Европу на 3 месяца.

 

Билеты покупала сама, естественно. Решила лететь на самолете, подстраховавшись обратным билетом. Сын поддержал мою идею о таких заработках, предвкушая скорое осуществление своей давней мечты о компьютере. Свекровь нехотя согласилась присмотреть за внуком, стеная по поводу маленькой пенсии и прочих трудностей пенсионеров вообще и в частности.
Приятельница, поддалась моему воодушевлению настолько, что уволилась с фабрики и засобиралась со мной на заработки. Ее мечты простирались далее персонального компьютера, она надеялась не только разнообразить свою жизнь, а рассчитывала ее быстрое качественное изменение. Знание языка, в нашем случае, не являлось обязательным условием для трудоустройства, — это ведь не офис, а сельскохозяйственные работы.

 

Испания встретила ласковым солнышком, море переливалось нежными оттенками лазури под крылом самолета, заходящего на посадку в Аликанте. Сердце переполняли эмоции и ожидание чего-то, чему нет определения. В аэропорту по заверениям консультанта из фирмы нас должен был сразу встретить агент. Ждали мы его там около двух часов, были готовы уже цепляться к каждому праздношатающемуся мужчине в надежде, что это он. И он, точнее, они, появились: два коротко стриженных молодых угрюмых человека спортивного телосложения.

Дальше мы ехали до Валенсии. Молодые люди неохотно и однозначно отвечали на наши восторженные вопросы. Между собой они общались только на литовском языке. В полном неведении о своей дальнейшей судьбе мы тоже притихли. По прибытии, нас представили другому молодому человеку, который объявил, что будет заниматься нашим трудоустройством, но за это мы должны заплатить ему по 550 долларов каждый.

Выбора не было. Мы отдали все наличные, и согласились заплатить остальное после, когда заработаем. Место работы, куда нас привезли, оказалось местечком в 200 км от Мадрида. Убирали перцы. Работа тяжелая. С 8 утра до 19.30 с перерывом на сиесту. Представьте чего все это стоило лично мне, специалисту, весьма далекому от сельского хозяйства, всю жизнь работавшей только в офисах. Кроме нас, на том же поле работали нелегалы латиноамериканцы. “Прелести” работы на плантациях не представишь сидя в кресле, поэтому и не пытаюсь описывать их. Скажу только, что ничего, кроме урожая и обочин, мелькающих за окном автомобиля по дороге на работу и обратно, мы в Испании так и не увидели.

 

В сельской местности в Испании, наверное, можно найти на время сносное жилье, но ни возможности, ни времени на поиск у нас не было. Условия в предоставленном нам жилище были аховые, причем мы сами платили за квартиру, транспорт, газ. Одежды рабочей не было: для изображения туристок перед финскими таможенниками (у Эстонии нет прямого авиа сообщения с Испанией) мы везли с собой купальники, ласты и тому подобную ерунду.
Всего нас было 7 русских женщин, жили вместе, разместились в двух комнатах. Проблема языка начала вылезать на свет Божий из всех мыслимых и немыслимых закоулков. Никаких переводчиков с нами не было. Агенты наши уехали в первый же день, пообещав появиться через 30 дней, когда уборка урожая закончится. Тогда и должен был состояться расчет с нами за работу. Все равно, мол, вы не сможете ни о чем договориться с хозяином. Да-а, жестами много не скажешь.
Хозяин оказался душка, не дал умереть с голоду, выплачивал иногда небольшие суммы на текущие расходы. Посмотрела я и на то, как умеют работать на своей земле испанцы. От зари до зари, вместе с нами в поле 69 летний хозяин вместе со своими сыновьями…Уважаю и преклоняюсь.

 

О том, как мы приспосабливались ко всему — отдельный рассказ. По окончании работы мы получили от своих "хозяев", которые не замедлили явиться, расчет. За вычетом всех "обязательных платежей", в том числе самых невероятных, получили на руки по две тысячи песет (12 евро)… Теперь представьте ситуацию, что ни обратными билетами, ни деньгами на них мы бы не запаслись!
Дальше будет страшней, поэтому короче.

Николай, сейчас мой сын придет с тренировки, а я обещала ему пельмени со сметаной. Поэтому на время прощаюсь с Вами.
Всего Вам доброго. Алина.

 

Письмо второе.

 

Наши агенты, конечно же, знали, что деваться нам будет некуда. На случай непредвиденных безвыходных ситуаций предложили: “Вот телефон, звоните, всегда поможем”. На них жаловаться было некому.
К тому времени мы подружились с "коллегами" латиноамериканцами. Ребята оказались веселые, отзывчивые. Помогали нам всегда на последних метрах грядок. А то, что они при этом все они еще оказались непьющими и некурящими, меня лично просто умиляло. Удивлялись они очень, почему это белые женщины бросили семьи и приехали из неведомой маленькой страны, где "mucho frio" (очень холодно), работать в Испанию. Вот уж действительно, умом нас, русских, не понять.
Наши новые amigos (друзья) разъехались раньше нас, было немного грустно расставаться. Душка хозяин устроил нам фиесту на прощанье. Мы с подругой удостоились за свое трудолюбие особого приглашения приезжать непременно на будущий год к началу сезона.
Расстались очень тепло. В тот день шел дождь, и наш дон все сокрушался, что даже погода плачет; что, дескать, был бы он помоложе… эх! Причем он сказал еще, что дает свои объявления о найме сезонных работников в интернете каждый год. В общем, теплое прощание ПРИ ПУСТЫХ КАРМАНАХ стало третьим приятным воспоминанием.

Переходим к заключительному этапу.
В дороге нам было о чем поломать головы. С поля уехали, едем в Валенсию. Возможности поменять билет у нас нет, потому что за перерегистрацию надо платить 50 долларов, которых мы за месяц так и не заработали, хотя, согласно обещаний фирмы по трудоустройству это сумму мы должны были зарабатывать ежедневно на протяжении всего месяца… И мы снова отправились на поиски работодателей. В итоге оказались в небольшом городке в 45 минутах езды на электричке от Валенсии.
По совету наших "старых знакомцев" мы смогли поселиться в квартире "за недорого", где кроме нас жили еще 14 человек, таких же работничков самых разных мастей из всех волостей Эстонии, Литвы, Латвии. Блюли порядок в этом вертепе так называемый бригадир с помощником (наши надзиратели). Кстати, беспорядок они сами же и создавали. Русского мата я наслушалась на всю оставшуюся жизнь. Спали в одежде на полу, на матрасах. На всех один ветхий летний душ с маленьким электробойлером, туалет с разбитым дверным стеклом, одна газовая плита на всех.
Была середина ноября. Собирали мандарины. Проблемы с транспортом. Кто работал в хранилище на сортировке, ходили пешком (7 км. в одну сторону). Рабочий день там с 8 до 21.00. На мандарины возил бригадир. Сам не работал на плантации. Собранные ящики делили и на него тоже. Плату за бензин брал с потолка по настроению.
Чаще всего в машину набивалось по 8 человек. Мы, женщины, штабелевались по 5-6 "штук" — сзади, а бригадир с помощником, развалясь, ехали вдвоем впереди. Ехать минут 40. Мужчины курили, я все время задыхалась в салоне. На все был один ответ: “Не нравится -никто не держит”, или “типа, завтра на работу не пойдешь!” И мы молчали. То есть МОЛЧАЛИ ВООБЩЕ. Мерзли только очень. По утрам роса на деревьях, одежда не успевала просыхать. В поле тоже были проблемы, уже описанные Вами в “Негре саратовском” (воровство ящиков, обман при подсчете). Сейчас сразу и не вспомню, что еще. Были драки. Помню, что первое в время не покидало чувство страха, потом пришла спасительная апатия, — все стало безразлично. Только болело сердце.
К счастью, мне удалось избежать сексуальных домогательств, — ввиду моего возраста и внешности, утратившей привлекательность от такой жизни. Эту чашу пришлось испить тем, кто были помоложе и выглядели посвежее. Только об этом я не буду писать, подобные описания неизбежно перерастают в сплетни.
Были еще две женщины постарше меня, эстонки (48-50 лет). Они, познакомились и сдружились, работая в хранилище на сортировке винограда. Однажды ночью они сбежали. После того, как одну из них надзиратель ударил, разбив лицо в кровь. Всего лишь за справедливый вопрос при очередных поборах: "За что? Ведь за все уже заплачено"
Потом были обычные испанские фиесты, были дожди, не было только работы. В этот период вынужденного безделья и я попала под руку одному из праздношатающихся надзирателей. Он отдал мне приказ помыть чужие грязные сковородки, а я не подчинилась. Этот отморозок, который годится мне в сыновья, влепил мне оплеуху. Мне! За что? Безразличие ко всему окружающему было тогда нормой моего состояния, но такого унижения я не снесла… Не раскрыв рта, я развернулась и дала сдачи, как смогла. Поверьте уж на слово, дралась впервые в жизни, причем беззвучно. Не было ни ярости, ни слез, было пусто на сердце и в голове.
Кто-то визжал, кто-то громко чему-то удивлялся, кто-то разнимал нас. Неожиданно быстро приехала бригада братков (они иногда инспектировали эту квартиру, но никто никогда им не жаловался). Надзирателя долго били свои же братки. Били до бессознательного состояния (за то, что испортил репутацию, все-таки порядок должен быть, а то никто не захочет больше ехать на заработки).
С того дня я своего "спарринг партнера" не видела и, надеюсь, никого из участников этой истории больше не увижу.

Оставалось всего лишь два дня до моего самолета.

Домой я прилетела к Рождеству с расцветающим фингалом, распухшим носом, в темных очках для маскировки и с пустыми карманами. Похудевшая на 7 кг. от первоначальных 65.
Привезла на память 2 монетки по 100 песет. Своим сказала, что упала с мандарина, они смеялись, и, кажется, не поверили… Остальные проблемы все были уже местного характера, дома, и к теме не имеют отношения. Так, отголоски и последствия испанской эпопеи. У всех женщин, кто там со мной работал, судьба сложилась по-разному. Но никто из тех, кто был там с нами, не заработал. Нас обманули, как обманули и продолжают обманывать тысячи нам подобных. В лучшем случае кто-то смог наскрести себе на обратный билет да на испанские сувениры для близких.

Были в бригаде и такие, кто полгода и больше уже прожили в Испании, но не смогли ничего заработать. Одной из них муж каким-то образом умудрился прислать денег на дорогу домой. Но виза была давно просрочена и женщину задержали в аэропорту в Финляндии за нарушение визового режима: до выяснения личности и еще каких-то там обстоятельств. Неделю она просидела в тюрьме. Все обошлось, сейчас она уже дома, только вот выехать куда-нибудь теперь уже долго не сможет.
Иногда меня мучают угрызения совести, что приятельницу сорвала с места, она теперь тоже безработная. Хотя у них с мужем есть хутор и она с удовольствием занимается сейчас там какими-то грядками.

У нас в местных СМИ были статьи о нелегкой жизни нелегалов, в частности, в Испании. Что ж нелегалы — они и в Африке — нелегалы. Но люди больше верят рекламе зазывал на испанские поля, потому что вообще склонны верить в лучшее. И едут, едут. Жизнь продолжается. Для тех, кому нечего уже терять, это, наверное, лучше, чем "напиться, уколоться и забыться".

Николай, таких подробностей я ранее никому не рассказывала. Если этот материал чем-то пригодится, буду рада. Как Вы заметили, никаких имен и фамилий не указываю, запоминающихся подробностей тоже (только о себе), дабы чем-нибудь не навредить тому, кто еще остался на полях Испании, кто на что-то надеется.
В ошибках признаваться нелегко, и дома я сказала: "Ну, съездила не совсем удачно". Неудачников, однако, не любят. От них стараются держаться подальше. Нашлись и такие, кто отвернулся от меня. Но мне это уже не страшно. Теперь не страшно. Я ни о чем не жалею. Я благодарна Испании за ее щедрое солнце, особую энергетику, музыку, отзывчивых, любопытных, живых таких испанцев.
И надеюсь, что она мне просто приснится когда-нибудь. По-хорошему так.
Солнце. Горы. Плантации.
Не судите строго. Так получилось, что для меня эти письма — что-то вроде визита к психоаналитику. Пишу и легче становиться. Спасибо Вам за проявленный добрый интерес.

На этом прощаюсь с Вами. С наилучшими пожеланиями и искренним уважением,
Алина.

До скорой встречи в мировой сети Интернет!
Н. Кузнецов
22 мая 2002 года, Испания.

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!