Взгляд на Испанию через призму витализма

0

 Сейчас уже никто не крутит пальцем у виска, слушая как товарищ разглагольствует про индекс Доу Джонса и про прочий рыночный тюнинг, которым, как бродячий пес репьями, обвешаны современные будни. Собственно, за заботой о привлекательности для богатого инвестора сама наша жизнь нынче блекнет. Но только не в Испании.

Статья написана мною под впечатлением от краткого, но крайне интересного разговора с одним моим очень знаменитым земляком из Санкт Петербурга, который напомнил мне, что русскоязычное название книги Эрнеста Хемигнуэя “Праздник, который всегда с тобой”, всплывающее в русской речи почаще многих пословиц (про пруд и труд, про сошку и ложку), относится именно к Испании, где царит дух гедонизма, то есть дух наслаждения самой жизнью, каждым её мимолетным и безвозвратным мгновением.

Согласно ангажированной МВФ прессе, в финансовой сфере страны царит обвал, в экономике с новой силой лютует рецессия, а в реальности всплеска самоубийств в Испании нет и быть не может в отличие от Франции и Германии, где число случаев суицида напрямую связано с карманом и холодильником.{more}

Под гипнотическим влиянием харизмы собеседника я начинаю обращать внимание на то, что видел вскользь, не придавая значения увиденному: у многих испанцев в кармане вошь на аркане, но про холодильник типичного аликантино или малагеньо не скажешь, что там мышь повесилась, ибо испанцы любят вкусно и обильно, со смаком поесть и даже в бедности как-то умудряются насытить эту национальную страсть загадочными для меня способами.

Жизнь в Испании при взгляде на неё изнутри теперь предстаёт перед моими глазами отнюдь не такой мрачной, какой она кажется после знакомства с прессой. Серьёзных трудностей много, но, не взирая на них, под испанским солнцем ощущение праздника никогда не расстаётся с нами. К нему привыкаешь и для душевного равновесия хочется вновь и вновь бывать здесь, окунаться в атмосферу, напоённую лучшими оттенками вкуса жизни.

Я вспоминаю содержание испанских новостей из моей собственной подборки: народ снова тянется сюда, снова в хороших недорогих отелях почти не осталось свободных мест на всё лето, снова в большом почёте испанские визы, и снова растут как спрос, так и цены на качественное испанское жильё на фоне общего статистического спада. Кто не купил весной что-то хорошее в хорошем месте дёшево, тот будет покупать осенью дорого. Это и есть правда об Испании, как росток пробивающаяся сквозь толщу заявлений рейтинговых агентств, пытающихся загнать королевство в долги, как на кредитную бойню.

Испания – страна, где жизнь ценна сама по себе во всех её проявлениях. “Испытание кризисом мы, истинные испанцы, воспринимаем как приключение (aventura) вроде полосы препятствий. Мы возмущаемся, чтобы выплеснуть негативные эмоции, но тут же смеёмся и никогда не падаем духом”, – пишет журналист Педро Сандеблас (Pedro Sandeblas) в статье об особенностях духа испанцев, о той таинственной не материальной силе, что поддерживает в них жизнь.

“Я полюбил Испанию!” – признался мне попутчик по авиарейсу Аликанте – Санкт Петербург, имя которого я не буду называть здесь из низких корыстных побуждений, чтобы не пришлось крупно раскошеливаться на интервью со знаменитостью, – “Я объездил весь мир, и лишь в Испании мне удаётся чувствовать себя человеком, а не только выгодным клиентом, в чьём кошельке можно обильно поживиться. Во всём мире господствует кризис, а В ИСПАНИИ ГОСПОДСТВУЕТ ЖИЗНЬ.”

Я робко заметил по поводу этих восторгов, что на протяжении уже 17 лет, прожитых мною в Испании, мне приходится наблюдать обратный подчёркнутому собеседником микро-исторический процесс, – страна и народ теряют свой национальный дух и колорит, всё европейское здесь берёт верх над родным испанским. Ответ попутчика меня огорошил и даже немного обидел: “Многие старожилы и до смерти остаются в Испании туристами. Мужики, протёршие лысины на затылках о чужие подушки, обращают внимание на своих старинных верных подруг только тогда, когда вдруг возникает опасность потерять их. Попробуйте… уехать отсюда навсегда”, – предложил он, глядя поверх своих очков прямо мне в глаза. Мне, скептику и консерватору, вдруг захотелось попробовать… То есть, я испытал на себе нормальное воздействие харизматичной личности на собеседника.

“Когда цены на жильё в Испании стали падать, – продолжил мой попутчик, – я решил не дожидаться, что моё бунгало обесценится вдвое. По срочному варианту продал его и решил расстаться с Испанией насовсем, переместив обжитое место отдыха в экономически более благополучную страну. Неосвоенное пространство без облюбованных местечек и без окружения привычными предметами — для меня не отдых, а труд первопроходца. Пробовал освоиться в итальянском Сорренто, французских Каннах, болгарской Варне и даже в Ялте. И только после этих бесплодных исканий я понял, что во всём мире, кроме Испании, граждане и гражданки ждут лучших времён, откладывая не только деньги, но и саму жизнь на неопределённое потом, а в Испании люди не забывают жить уже сегодня и заражают своим жизнелюбием не только нас, впечатлительных славян, но и чванливых англичан, вечно озабоченных своим статусом, положением в обществе, вечно пытающихся над всеми доминировать”.

“С самими испанцами напрямую я общаюсь мало из-за низкого уровня языка, – продолжал мой собеседник, – но отношение к окружающему миру, озаряющее Испанию подобно здешнему солнцу, распространяется на всех. Я начал ценить его именно тогда, когда решил расстаться с Коста Бланкой, обиженный на неё за потерю солидной суммы на купле-продаже дома во время кризиса. И вот сейчас лечу домой за деньгами… Пришло время снова, на этот раз очень выгодно (цены растут!) обзавестись здесь местом отдыха для души. Выбрал именно то, что хотел, благодаря помощи Юрия Константиновского. Рекомендую!”, – продолжил мой знаменитый попутчик. Так выяснилось, что у нас есть общий знакомый, мой соавтор по Русской Испании, и мы заговорили о нём.

Случайное знакомство и беседа вполголоса в самолёте с интересным человеком, именно человеком – яркой личностью — заставила меня задуматься: может быть, я, изучая тонкости иммиграцию в Испанию, действительно, самое главное в этой стране и не увидел? Так сказать, “слона-то я и не приметил”. Время рассудит, а сейчас я спешу запечатлеть незнакомое описание духа давно знакомой мне страны.

Вообще-то по научному философы обозначают традиционное для испанцев мировоззрение термином “витализм”, то есть вера в некую данную свыше жизненную силу, которая держит нас в этом мире. Нет её – нет и человека. Витализм – одно из идеалистических течений в восприятии окружающего мира, которое разбито в пух и прах французскими и немецкими материалистами. Тут невольно напрашивается мысль: а не потому ли лезут в петлю, когда денег нет, галлы и германцы, что кроме звона злата и серебра нет у них никаких возбудителей интереса к жизни, что без остатка на кредитке теряется у них способность потреблять блага цивилизации, а вместе с ней утрачивается и смысл дальнейшего существования? Не таковы испанцы!

Представители здешней коренной нации имеют иммунитет к заразной страсти, именуемой “стяжательство” и поразившей большинство населения планеты. Этот иммунитет вселяет надежду, что испанский дух, подобно сердцу сказочного Данко, подарит миру душевную вакцину, которая выведет мир из эпидемии монетизации её величества Жизни, из пандемии приведения всех её проявлений к единому искусственному – денежному эквиваленту.

Радость – это состояние души, она не должна измеряться ценой, которую приходится платить за развлечения; болезнь не может оценивается суммой счёта за лечение; и уж тем более душевная драма или, не дай бог, трагедия, не могут иметь валютный эквивалент, исчисляемый стоимостью услуг психолога или психоаналитика.

Подобно упомянутому рынку недвижимости, в современном мире существуют рынки удовлетворения любых потребностей, от сотен вариантов зубочисток до потрясающих воображение свадебных церемоний в подводных пещерах, кишащих светящимися рыбами, крабами, осьминогами и прочими экзотическими гадами. Но Испания больше, чем рынок. Это праздник, который всегда с тобой.

Таковы мои впечатления и (уже отечественные) мысли, навеянные испанской беседой со знаменитым попутчиком. Будущее рассудит, какой из процессов окончательно возьмёт верх: то ли европеизация жителей Пиренейского полуострова, то ли обиспанивание приехавших туда европейцев. А я сию же минуту попробую ощутить себя человеком, способным постоянно наслаждаться жизнью. Пытаюсь… Ещё… Не получается, мешает постоянная собранность… А в Испании ещё как получается!

Николай Кузнецов, Русская Испания, 2012 год

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!

КУПИТЕ ПОРТАЛ!
21 год истории упеха,
250`000 постоянных читателей! 
  ► Пишите: 1@russpain.ru
Расскажите о планах на портал. На письма в духе "Почём товар?" не отвечаю / Ваш Николай

close-image