Невероятные приключения испанца в одной странной русской семье

0

▲ Смотреть на Youtube: ▲

▼ Слушать аудио версию: ▼

▼ Читать текстовую версию: ▼

Здравствуйте, дорогой читатель и слушатель! Предлагая Вашему вниманию эту историю, содержащую несколько крайне необычных иммигрантских судеб, я очень надеюсь, что, дочитав или дослушав её до конца, Вы скажете: «необычайные события для иммигрантов — обычное дело».

История изложена в трёх версиях: Текст, звуковая книга и видео на Youtube. В третьей версии видеоряд не несёт смысловой нагрузки. Он играет роль «попкорна для глаз», чтобы их было чем занять, пока я рассказываю Вам правду о жизни наших людей в Испании. Рекомендую не читать, а слушать: шероховатости текста, требующего профессионального редактирования, я сглаживаю интонациями

Невероятные приключения испанца в одной странной русской семье
Невероятные приключения испанца в одной странной русской семье

Итак:
Отношения, сложившиеся в иммигрантской семье, приехавшей из отечественной Ялты в Санта Полу, что в испанской провинции Аликанте автономного округа Валенсиана, шокирует людей, когда они узнают, как под внешне благополучной оболочкой одной отечественной семьи из 4 человек (родители, взрослая дочь и зять-испанец) могут сосуществовать ещё 4 семьи.

Две брачные пары — формальные, то есть, официальные: папа + мама и дочь + зять. И ещё две фактические: мама + зять и папа + зять. При этом какое-либо исполнение так называемого супружеского долга внутри формальных пар напрочь исключено из-за брезгливости.

Дочь Елена 21 года от роду вообще на дух не переносит мужа-испанца, коротышку-толстяка, вечно потного, вечно брызжущего слюной при разговоре, ленивого и похотливого как кролик. Молодые супруги подчёркнуто вежливо здороваются раз в день и на этом весь их «интим» заканчивается.

Два слова об испанце — ключевом персонаже иммигрантской истории. Не являясь знатоком испанских душ, больше двух слов сказать о нём не берусь. Во-первых, при объективной оценке он не так уж отвратителен, как кажется брезгливой молодой согражданочке, ибо она, в полном соответствии закону нелюбви, видит и запоминает в нём только плохое.

Хавьера с небольшой натяжечкой можно даже назвать симпатичным, обаятельным примерно 30-летним мужчиной с мягкой, вкрадчивой манерой общения и певучим голосом. Эта вкрадчивость — следствие его гиперсексуальности, не угасшей в отведенное природой время по окончании пубертатного возраста.

Похотливость Хавьера граничит с манией. Сексуальные ласки — единственное, от чего он входит в состояние неземного блаженства, и единственное, чего ему хочется постоянно: днём, ночью, в общественных местах и ванной. Он не в силах справиться с диктатурой либидо и плывёт по его течению неведомо куда.

Благодаря этой слабости натуры — следствию силы влечения, его и подцепила замужняя 45-летняя Ольга с неприметной среднестатистической внешностью. Впрочем, приметить особенности фигуры, если посмотреть повнимательнее, можно. С годами тонкая когда-то в юности талия, стала не такой уж тонкой, из-за чего явно обозначилась «груша»: объёмные таз и бёдра под нормальными животом, грудью, плечами, лицом.

С годами низ рос в объёме, игнорируя направленные против него диеты и пробежки. Однако, этот объём не бросался в глаза в вечернем полумраке баров, где она не столько искала амурные приключения, сколько воплощала в жизнь умысел с далеко идущими планами.

Когда сразу после получения Еленой гражданства Испании на основании фиктивного брака испанец, поняв, что он больше не нужен и оправдываясь за полное отсутствие денег, а заодно хвастаясь своей мнимой деловой хваткой, рассказал, что вложил в «одно выгодное дельце» 1200 евро, а через неделю получит 1500, Елена с презрением сказала, как отрезала: «Лохотрон!».

Но она ошиблась. Ровно через неделю фиктивный муж принёс 1500 евро и по этому случаю пригласил всех, кто его слышит, в ресторан без звёзд за качество сервиса, но с тарелками широкими, глубокими и заполненными едой выше краёв. Новоявленная королевская подданная Елена на приглашение, что называется, даже ухом не повела.

Про дружбу испанца с мужем его собственной любовницы тогда и речи не могло быть, — они тогда, находясь 4 года под одной крышей, вообще избегали встречаться даже взглядами. Потом они даже сошлись по-родственному, а в тот день, пошла с уже 34-летним Хавьером в ресторан только его 49-летняя любовница, которую правильней было бы назвать гражданской женой, поскольку они не встречались, а жили вместе постоянно.

Ольга говорит по-испански безграмотно, но зато уверенно и довольно-таки понятно, как это называется по-испански, «con fluidez». Поэтому, расслабившись под воздействием сытной пищи, обильно сдобренной испанским не бутилизированным (разливным) вином, она разболталась и размечталась вслух, что тоже хочет поучаствовать в таком выгодном дельце.

В ответ она услышала обещание замолвить где следует, словечко за неё и заверение, что её примут «в дельце». С этого всё началось, потом понеслось, потом пустилось во все тяжкие и в конце концов полетело в тартарары.

Не вообще всё в мире закрутилось с бешенной скоростью, а только доходный теневой бизнес по финансированию «одного дельца».

Вернувшись из ресторана, подвыпившая парочка отметила начало бизнеса небольшой, но довольно шумной оргией на двоих.

Тёща Оля, которая устроила весь этот сосуществующий под одной крышей Содом с Гоморрой ради легализации в Испании единственной наследницы и продолжательницы рода, терпеть не может мужа слизняка, который, как выяснилось через четверть века совместной жизни, оказался ещё, и отпетым тайным педиком.

Дико! Но бедлам в отношениях законом не запрещён и даже где-то очень естественен для иммигрантских натур с характерным для них вечным поиском покоя для мятежных душ, с их поиском, который время от времени заводит в такие дебри жизненных обстоятельств, что возникает новая проблема: как из всего этого выкарабкаться.

Сразу оговорюсь, что заключение Ольги о новой нетрадиционной сексуальной ориентации мужа было ошибочным. Ей и в голову не могло прийти, что Хавьер способен к тёплым человеческим отношениям без ежечасного плотского соития. А у него с 52-летним тестем Игорем были НОРМАЛЬНЫЕ СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, какие должны бы быть у близких родственников, один из которых неизлечимо болен.

Неизлечимо болен Игорь. Незадолго до отъезда в Испанию его прооперировали, удалив вместе со злокачественным образованием весь желудок. Теперь его пищевод отправлял всё проглоченное прямо в тонкую кишку, что очень сильно ограничивало меню как по ассортименту, так и по количеству. Он стремительно худел, обращаясь в скелет. Невзирая на это, Ольга начитавшаяся хвалебных материалов об Испании, смогла успокоить впадающего в тоску мужа тем, что чудодейственная средиземноморская диета вернёт ему и силы, и вес.

Оказавшись в Испании в недееспособном состоянии, Игорь от одиночества, невыносимого для больного, по-родственному сошёлся с Хавьером. Во всяком случае, никакой другой семьи, кроме липового зятя, у нашего соотечественника по факту нет. Жена с дочкой его не уважают и вниманием не балуют. Между тем, мужчины хорошо понимают друг друга и, оказавшись дома надолго один на один, поскольку оба не работают и сидят альфонсами на женских шеях, подолгу и с удовольствием общаются через узенький лингвистический канал. Узкий, потому что испанский язык даётся Игорю туговато, а Хавьер даже не пытался учить русский.

Как ни странно, долгие мужские разговоры у них как-то клеились.  Не исключено, что каждый говорил о своём, не понимая другого.

Тем временем «одно дельце» стало приносить хороший быстрый и лёгкий доход. Хавьер вложил 1400 евро, и уже через 3 дня получил 1800. Ольга вместе с ним вложила 2000, и вскоре получила назад 2500. Следующее «дельце» было намечено через 2 недели. Ольга сердцем чуяла какую-то опасность, но связала ёё с подозрением, мол, «деньги крутятся в преступном бизнесе: наркотики, оружие, перепродажа живого товара — проституток».

Успокаивала она себя тем, что лично она ничего преступного не совершает и даже не знает, что там делается, поэтому не может быть обвинена в соучастии. Она просто даёт деньги в долг и всё.

Иного мнения о тёплых семейных мужских посиделках с фиктивным тестем придерживается Хавьер. Для него они скрашивают тягучие одинокие часы между сексуальными разрядками и составляют часть затянувшегося приключения — aventura, которое неизвестно куда вывезет и чем закончится. Своих планов на будущее у 30-летнего испанца не было, за него всё решала гражданская жена, как она решала за всех, кто оказывался в сфере её влияния.

Вернувшись с трудов праведных или неправедных домой, женщина — матриарх каждый раз, видит обоих мужей — официального и гражданского — в напряжённых позах и встречает на их лицах выражение полу-испуга, которому она даёт интимную трактовку. А там «всего-то и делов», что дармоеды перемывают косточки добытчицы и её появление застаёт их врасплох.

Главное дело жизни Ольга сделала: её драгоценная единственная дочь устроен а в этом мире. Теперь не мешало бы избавиться от обоих слабых представителей сильного пола, но она не торопила события, объясняя для себя затяжку по времени разными временными обстоятельствами.

А где-то на уровне подсознания она боялась потерять Хавьера с его перманентным желанием, благодаря которому она ощущала желанной женщиной, и для неё это было не последним поводом для самоуважения.

Боялась она потерять и Игоря, которым отрыто пренебрегла, заявив в самом начале Содома и Гоморры, что она будет спать с испанцем, потому что так надо для дочери. Он, по-мужски ослабевший по причине болезни, не возражал и даже не изменился в лице, будто речь шла не о жене, а про чемодан, которым кому-то давали попользоваться. Ему и в самом деле на это было плевать. Главное, что от него не потребуется вылезать из привычной «музыкальной раковины» своих фантазий, своих физических страданий и сострадания к себе самому.

Заход на третий круг отношений сожителей с «одним дельцем» оказался ещё удачнее: совместно с Хавьером вложенные 5000 евро через день вернулись как 5500. Дело шло к тому, что в деле начнётся крутиться только «навар» от предыдущих сделок, то есть, риск «уйти в минус» будет равен нулю. Более того, Ольгу лично познакомили с обаятельной женщиной-испанкой назвавшейся Кармен, которая лично запускала деньги в оборот. О следующей встрече две бизнесвумен договорились по телефону.

Кармен, вся какая-то «остроугольная» внешне, компенсировала неприветливую наружность мягкостью тона и постоянной доброй улыбкой, озарённой тёплым взглядом сильно накрашенных чёрных глаз.

Беспрерывно улыбаясь, испанка сообщила Ольге правила игры на новом этапе их отношений, пояснив новшества временным изменением условий бизнеса:
Теперь вносить надо ровно 10`000 евро. Не больше и не меньше. Но навар пока будет «всего-то» 15%, деньги вернутся с прибылью через три дня.

Женское любопытство всё-таки взяло верх над здравым смыслом…
Выпив от волнения 4 чашки крепчайшего «двойного» кофе, от чего сердце стало биться ещё чаще, Ольга осмелилась спросить у собеседницы, в чём заключается столь выгодный бизнес с аномально высокой отдачей. Она боялась узнать о преступном происхождении прибыли, ибо, зная, юридически становилась соучастницей, но не смогла удержать свой язык, который, как сказано в священных книгах, есть главный неизлечимый порок женщин, из-за которого они переносят больше всего страданий в своей жизни.

Ответ Кармен оказался по содержанию весьма туманным: «Игорный бизнес. Больше нигде нет такого быстрого оборота». А по форме это была теплая волна обаяния, чуть ли не нежности, которая пленила волю возбуждённой кофеином нашей соотечественницы и она согласилась играть по новым правилам.

Недостающую сумму (Ольга взяла с собой 5000 евро) она переслала на кредитную карту Кармен, что окончательно убедило «инвестрису»… Так получится, если образовать слова женского рода по аналогии со словами «актриса», «инспектриса», «лектриса», «директриса» и так далее)… В общем, предоставленные ей данные кредитной карты окончательно убедили Ольгу в благородстве и чистое намерений «остроугольной» испанки.

Под воздействием волны обаяния многие люди забывают, что никто в мире не способен так расположить с себе собеседника и войти в доверие, как избранная каста преступного мира, — мошенники на доверии.

Но вернёмся к делам семейным.
Немного забегая вперёд, следует сказать, что по состоянию на середину 2019 года затея Ольги как главы матриархальной семьи удалась: не по-девичьи крепкого телосложения, зато знающая три языка (русский, английский, испанский) дочка после 3 лет ожидания получила королевское подданство по свидетельству о браке, и, благодаря этому, устроилась на хорошую службу в муниципальную полицию. Чёрная форма с нашивками и с полицейской атрибутикой на поясе ей очень к лицу. Хрупкая девица во всём этом облачении выглядела бы, как вешалка.

Самая загадочная судьба в этой иммигрантской истории — недописанная биография ныне 52-летнего Игоря, отца Елены, которого Ольга женила не себе, когда ему было 25, а ей 23 и когда она решила для себя: «Хватит в девках ходить!»

Она по своей натуре вообще всё в своей жизни и в жизни окружающих решает сама. Разумеется, не всегда правильно и логично, но ведь она сама и её окружение — это её жизнь и никому не позволяется совать туда нос, и уж тем более пешкам в её игре. Мужчины для неё — пешки. Дочь — пока что не научившаяся самостоятельно жить королева.

Волевой мужчина с собственным мнением не продержался бы около Ольги и четверть часа, а не то, что четверть века. Игорь, вопреки твёрдому убеждению жены, не был слизняком. А казался ей таким, потому что плевать он хотел и на жизнь и планы жены. Он жил своей по-своему насыщенной жизнью, на которой организованные супругой перемещения в пространстве (хоть в гости, хоть на курорт, хоть на ПМЖ за границу) никак не отражались.

Его не взволновала очередная инвесторская операция благоверной с 15% прибыли за три дня, а потом ещё одна такая же, и не взволновала не только потому что Игорь сном-духом не ведал подробностей, а потому что ему всё это было «по барабану».

Есть такая категория мужчин: одиночки не по сложившимся жизненным обстоятельствам, вынужденно оставившим представителя сильного пола без пары из прекрасной половины человечества; и не по собственному волевому выбору в духе «буду пробиваться в одиночку», а сИроты по природным свойствам своей натуры.

Сколько себя помнит Игорь, родителей — маму и отчима, вечно поглощённых бурными событиями своей трудовой и семейной биографии — он воспринимал как неизбежное зло, с которым приходится мирно сосуществовать по банальной причине зависимости от них.

Нормальный для безотцовщины вопрос о том, куда девался родной отец, да и был ли он вообще, Игоря в какой-то момент детского познания мира заинтересовал, но нельзя сказать, чтобы взволновал. Да и возник-то он случайно: вместо того, чтобы спросить отчество при составлении какого-то очередного списка, классный руководитель спросил у ученика имя папы и на основании ответа записал «Юрьевич», что не совпало с записью в свидетельстве о рождении: «Александрович».

Из этого обстоятельства формирующаяся натура впитала урок: чтобы окружающий социум, в котором приходится жить, не донимал вопросом про это совсем нестандартное обстоятельство, надо немного трагично и чуть-чуть обиженно говорить: «мой первый папа умер». Таким способом он научился переключать любопытство вопрошающих на сочувствие.

Таких способов не попасть в котёл кипящих вокруг страстей натура впитала массу и применяла их в разных ситуациях помимо воли мальчика, потом юноши, а потом взрослого мужчины. Например, на вопрос «кем рабтаешь» безработный Игорь приспособился отвечать в духе урезанной английской лексики: «я записываюсь на курсы программирования» и как бы мимоходом, тоном «мне сейчас не до этого».

Наша фраза «я на следующей неделе собираюсь к доктору» в английской версии строится так «I am visiting a doctor next week». Дословно это переводится: «я посещаю доктора на следующей неделе». Если отрезать «на следующей неделе», получается нечто размытое, обычно не возбуждающее дальнейшего интереса.

У Игоря за полсотни прожитых лет накопился богатейших арсенал подобных инструментов и уловок «чтобы не трогали», позволяющих жить в мире своих музыкальных фантазий. Внешность очень способствовала этой отрешённости от внешнего мира в невидимой никому воображаемой перламутровой музыкальной раковине. Его бы, не задумываясь, взяли в спецподразделение наружного наблюдения в любую службу охраны правопорядка. А туда берут как раз таких «невидимок», коих и видишь, а не замечаешь из-за безвкусной и бесцветной наружности.

Единственное, что по-настоящему волнует душу Игоря — это врождённая любовь к классической музыке, — страсть, которую ему никто не прививал и никто из родных и коллег с ним не разделяет. Волнующий музыкальный жанр углублял пропасть между ним и родными, соседями да коллегами, предпочитающими серьёзным произведениям музыкального искусства кто попсу, а кто эстраду.

Образование Игорь никакого не получил, потому что в те 90-е годы прошлого столетия, когда надо было об этом позаботиться, он, живя в рабочем городке, лишившемся градообразующего предприятия, стоял перед выбором: или реальный кусок хлеба с маслом как синица в руках, или учёба по специальности с непонятной перспективой востребованности как журавль в небе. Он устроился в частную контору по изготовлению и сборке мебели под заказ.

На выполнении одного из сложных заказов он и попался в лапы заказчицы Ольги, владелицы двух магазинов ходовой дешёвой одежды и обуви. Пока в стране был дефицит крупных торговых сетей, этот бизнес процветал и высшего образования, которого будущая жена тоже не получила, не требовал.

Бизнес — дивиденды Ольги и хорошая по тем временам зарплата Игоря позволили сделать некоторые накопления, которые к переломному для покупательской способности населения 2014-му году перестали расти, но всё же позволяли семье, в которой к тому времени уже росла Елена, каждый ездить на отдых за границу.

Собственно, именно накопления тех лет супруги сейчас и проедали, и опустошение закромов было бы уже не за горами, если бы не участие через Кармен в супер-доходном игорном бизнесе.

Очередные сразу 30 тысяч евро требуемых к вложению в оборот с отдачей 40 тысяч через 2 дня были почти всем капиталом Ольги, который она, привыкшая к работе «дЕльца» как часы, вложила без страха, но с гадким предчувствием, голос которого оказался неслышным на фоне трубного гласа жадности.

В те времена, когда добровольно отданный в руки Кармен капитал ещё только накапливался, очередная поездка в Испанию «случайно» свела супругов с соотечественницей Юлией, которая с мужем давно живёт в Испании, очень этим довольна и готова помочь в переезде Ольге с домочадцами.

Слово «случайно» взято в кавычки, ибо, по большому счёту, случайностью был только выбор Испании в качестве отпускного маршрута. Всё остальное было предрешено: Юлия и сотни или даже тысячи подобных ей выходцев из бывшего СССР промышляют в Испании тем, что заманивают отлавливают в свои сети туристов из русскоговорящих стран, чтобы продать им или недвижимость в Испании, или иммиграционные услуги, или то и другое с готовым будто бы «доходным» бизнесом в придачу. Пакет предложений — в зависимости от масштаба денежных залежей клиента.

Почему слово «доходным» взято в кавычки, пояснять было бы лишней тратой времени.

Стараниями Юлии, некрасивой, но модно одетой и с лицом, покрытым изысканным макияжем, к тому же разъезжающей на последней модели Audi, семья Ольга — Игорь — Елена иммигрировала в Испанию, предварительно купив в Санта Поле квартиру с двумя спальнями и залом.

На доходы, полученные от Кармен, планировалось улучшить жилищные условия дочери Елены, но вдруг остроугольная но обаятельная испанка исчезла вместе с врученными ей 30 тысячами евро.

Ольга подключила к розыску без вести пропавшей местную полицию. Не всю полицию, конечно, а только свою дочь Елену. Тут-то и выяснилось, что адрес, телефон и кредитная карта — всё это оказалось шелухой, мыльным пузырём, так как было оформлено бог весть кем по украденным документам специально для АЗАРТНОЙ ИГРЫ КАРМЕН ПРОТИВ НЕЁ, ПРОТИВ ОЛЬГИ, в которую жертва фармазонки втянулась через сожителя Хавьера.

Ради объективности в оправдание Хавьера надо сказать, что он не был в сговоре с отпетой мошенницей, назвавшейся именем оперной героини. Он уже давно был в проигрыше, но верил, что дело наладится. «Остроугольная» подельница смогла уверить его, что его 2000 евро держит в обороте надёжный человек. В доказательство этих слов она время от времени давала испанцу некоторые малые суммы как процент с оборота, и тот возомнил себя чуть ли не рантье.

Сведения о как в воду канувшей Кармен Елена раздобыла по знакомству через коллег. А бить тревогу официально Ольга побоялась из-за своего нелегального положения в Испании.

Здесь не Практикум по иммиграции, поэтому не буду перечислять множество ошибок, допущенных при принятии решений и прохождении бюрократических процедур. Сообщу только, что в итоге всей возни с паспортами, визами, билетами и прочими бумагами семья в полном составе в 2014 году оказалась в Испании на положении недокументированных иностранцев, то есть, с просроченными визами и без каких-либо льгот на получение испанской резиденции в обход специальных виз «D». Вина помощницы Юлии в этом провале была минимальной, так как всё за всех решала Ольга.

Столь крупный крах в реализации жизненных планов бывшая провинциальная бизнес-леди, вбившая себе в голову, будто всё может, оказался для неё шоком, подобного коему она не переживала со времени пожара в магазине, куда конкуренты «подпустили красного петуха».

Добитая «лохотроном», Ольга возненавидела всю Испанию и всех испанцев, поэтому грубо прогнала не повинного в её бедах страдающего аномальной похотью Хавьера.

Минуя фрустрацию (проще говоря: недовольство), она впала в прострацию (проще говоря: физическую и психическую недееспособность). В таком состоянии она пролежана на остывшеим брачном ложе ровно 21 день, никак не отметив уже 50-ю годовщину своего рождения. А на 22-й день дочь Елена сообщила ей: «Мама, я беременна от своего женатого начальника и собралаюсь рожать тебе внучку». Ольга выпалила первое, что почему-то пришло ей на ум: «Так ты же замужем за Хавьером!»

Любая мать повзрослевшей девочки переживает такую житейскую сенсацию как стресс, если не сказать — шок. И этот удар по психике сыграл роль клина из пословицы «клин клином вышибают».

Ольга «проглотила, переварила и усвоила новую житейскую реальность»:
1) Замужество медленно, но верно идёт к вдовству.
2) Она больше никакая не состоятельная бизнес-леди, а банкрот.
3) Сожителя можно вернуть, но он теперь предстал перед ней как отработанный материал и пройденный этап.

Он нужен был, чтобы дочери не пришлось расплачиваться за ошибки матери, допущенные с оформлением документов при переезде в Пиренейское королевство.

Именно так избыточно активная родительница с перепугу от перехода в банальные нелегалы принялась устраивать ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ судьбу своего единственного ребёнка.

Впрочем, постулат о «любой цене» сама облагодетельствованная Елена не разделяла. Осознав свой нелегальный статус в Испании, она готова была вернуться на родину.

А дальше, дорогой читатель и слушатель, Вы всё знаете: вот тогда Ольга и решила взять на себя согласного на всё в обмен на женские ласки гражданина Испании Хавьера. Причём, «взять на себя» и в прямом и переносном смысле. Возражать ей было бесполезно.

4) Четвёртый — единственно позитивный — пункт новой реальности, в которой Ольге в возрасте за 50 придётся начинать жизнь почти с нуля, состоит в том, что драгоценная дочь Елена, ни в чём не поступившись, оказалась фиктивной женой испанца, продержалась благодаря маминому телу в этом статусе до получения гражданства и стала реальной обладательницей прав в стране, максимально возможных для иммигрантов.

Прежде, чем рассказать, как ей сейчас живётся, надо раскрыть один вымысел этой совершенно правдивой иммигрантской истории. Это ложь во спасение, но ложь не моя, а ложь дочери, якобы, забеременевшей от шефа.

Ничего подобного с Еленой тогда не произошло, она по подсказке оставшейся в России её бабушки по материнской линии придумала этот трюк, чтобы вывести буквально угасающую на глазах мать из состояния прострации. Как мы уже знаем, бабушка оказалась права.

Сейчас Алёнушка, как зовёт её жених — россиянин, тёзка отца — Игорь, бывший процветающий менеджер питерской торговой компании, а ныне хороший испанский автомеханик с видом на жительство, с которым они живут в арендованной квартире… Сейчас Алёнушка и слышать не хочет о рождении ребёнка. У неё эта женская радость в планах, как здесь принято, на возраст после 30, а лучше, ближе к 40.

Сейчас она ПОТРЕБИТЕЛЬ. Потребитель воздуха, солнца, путешествий, любви, нарядов, вечеринок, гаджетов, музыки, общения с подругами, дискотек, алкоголя, никотина, бесконечных фиест, б/у автомобиля марки Ауди в хорошем состоянии и банковского счёта, на котором постепенно скапливаются деньги на чёрный день, как у бабушки, а на светлое и радостное будущее с Игорем, которого она искренне любит. А это значит, что у неё СЕЙЧАС пока всё хорошо. С Хавьером они мирно разводятся, но в Испани это дело не быстрое.

Глава матриархального семейства мама Оля наконец-то после приезда в Испанию в 2014-году ждёт легализацию по оседлости через реальный контракт на работу помощницей повара в немецком ресторане. Пока резиденция не получена, работает тайком, внимательно и оценивающе разглядывая посетителей: а вдруг он из инспекции по труду…

После того, как её обобрала Кармен (не зная настоящего имени, будеи называть её так ), Ольга по второму паспорту поехала домой, где распродала всё отечественное имущество и недвижимость. Полученные деньги тратит так экономно, что гоголевскому персонажу Плюшкину есть чему поучиться у неё.

Не претерпели перемен и отношения с так называемым сильным полом. В её случае именно «так называемым». За стоящим одной в могиле мужем она из чувства долга и сострадания, но без фанатизма, ухаживает: время о времени покормит, время от времени обстирает. Они почти не разговаривают.

У каждого человека должны быть радости. Есть они и у будто бы неустроенной Ольги. А она очень даже устроила свою телесную жизнь: приучила себя есть один раз в день низкокалорийную пищу непременно перед сном (на голодный желудок уснуть не может) и освоила две гимнастики: с обручем (хулахупом) и дыхательную. Благодаря этому она научилась поддерживать отличное самочувствие и форму тела, даже внешне помолодела, уменьшив объём таза и бёдер.

А когда ей вдруг становится по-женски скучно, подпускает к себе привычного и всегда готового к соитию Хавьера, который по-прежнему нигде не работает, ничему не учится, а прожигает жизнь, насколько это возможно для человека без стабильного источника средств к существованию.

Ольга с Хавьером ищут Кармен вместе, что и служит приличным поводом для их регулярных встреч. По заявлению Хавьера против мошенницы в полицию сыщики делают вид, что помогают им, но по большому счёту, на полицию никакой надежды. Там таких заявлений по сто в день поступает.

А Кармен как в воду канула. Как на практике работает её преступный бизнес — мошенничество на доверии — здесь было описано. Стратегия не отличается оригинальностью. Подобно тому, как карточные шулера дают жертве поначалу выигрывать, чтобы разжечь азарт, мошенники своими подарками разжигают в выбранном субъекте чувство доверия, постепенно доводя его до кульминации, когда жертва верит мошеннику больше, чем себе и открывает доступ к имуществу, и оформляет генеральную доверенность, и отдаёт, выражаясь словами Остапа Бендера, ключи от квартиры, где деньги лежат.

На этом судьбы иммигрантов — соотечественников не кончаются, но кончается наша иммигрантская история, — неправильная с литературной точки зрения, потому что здесь нет классической развязки сюжета.

Но любая иммигрантская история именно такова: вместо финала и финальной точки — бесконечное ожидание на чужбине счастливой развязки и многоточие…

Николай Кузнецов
Русская Испания
Август 2019 года

Оставьте комментарий

Ваше мнение важно для всех!