Как Педро Санчес «поспособствовал» продвижению в мире идеи социализма

Теперь все будут социалистами. Так говорят социалисты

1
Дмитрий Косырев
Дмитрий Косырев

Автор: Дмитрий Косырев / В Испании популярность социалистов падает — и падает именно потому, что те перестарались с жесткостью. Жители крупнейших городов выходят на демонстрации против самоизоляции, поддержка левых в парламенте улетучивается, за каждое решение им приходится вести торг с большими политическими уступками, зато растет популярность правых партий.

Теперь все будут социалистами. Так говорят социалисты.
Любой кризис — отличное время, чтобы сказать: ну вот, теперь именно моя любимая идея будет рулить миром. В частности, неотвратимую победу социалистической модели праздновали социалисты всех мастей с приходом кризиса в 2008 году и еще много-много раз до того. И сейчас, понятное дело, то же самое. К примеру, британец Энтони Роули (весьма уважаемый эксперт по азиатским финансам) говорит нам: мощная инъекция социализма по китайской модели неизбежна для всей послекарантинной мировой экономики.

Здесь надо учесть, что сколько людей, столько и социализмов. Это такой слон, у которого каждый видит разное: кто уши, кто длинный хвост, и еще вопрос, сколько тут слонов. Вот, допустим, унылая, как в СССР, обязательная для всех идеология — это социализм? Но Роули имеет в виду нечто иное. Простое и очевидное.

Китайская модель для него — это наличие крупных госкомпаний. Через них, считает он, и другие государства сейчас должны спасать финансовые системы, меняя их неподъемные долги на доли в акционерном капитале. То есть государство увеличивает таким образом свою долю собственности в каких угодно предприятиях.

Переходя к обобщениям, Роули злорадно напоминает: в последние десять лет госкомпании-гиганты удвоили свою долю в мировой экономике в целом до 20 процентов таковой, доведя активы до суммы в 45 триллионов долларов. Они сильны или доминируют в ключевых секторах не только в Китае, а еще в Индии, Индонезии, Малайзии, России, Вьетнаме, Объединенных Арабских Эмиратах, не говоря об особой роли государств в работе «Боинга» или «Люфтганзы». И сейчас понятно, что им всем просто придется играть ключевую роль в поддержании несущих конструкций экономик, в предоставлении изнуренному населению базовых услуг.

Правда, такие компании хорошо бы реформировать, потому что у частных корпораций традиционно выше эффективность, — вот в этом и задача момента, в реформе, замечает автор. Что ж, это типичная часть самых разных убеждений: что в целом та или иная идея хороша, просто ее неправильно реализовывали.

Но почему и в каких случаях корпорации-гиганты могут быть неэффективными? А потому, что монополия, то есть отсутствие конкуренции, к таким последствиям и ведет, в том числе, возможно, речь и об идеологической монополии в СССР и подобных государствах: где монополия — там застой. Для мгновенной мобилизации в момент кризиса социализм, может, и годится, а дальше у него начинаются проблемы.

Смотрим на происходящие в сегодняшнем мире процессы: правда ли, что социализм, всякий и разный, везде на марше? И видим, что «китайская модель», например, имеет все шансы сдвинуться еще дальше от социализма — именно в виде реакции на нынешний кризис. В эту пятницу в стране откроется — с запозданием — весенняя сессия парламента. На ней станет видна полная картина того, что Китай будет делать в наше кризисное время. Но уже сегодня известны некоторые пункты повестки дня: что страна увеличит число зон свободной торговли и откроет еще один свободный порт, предоставив им всем еще большую автономию, чем прежним. Вдобавок должны принять основы Гражданского кодекса, который укрепит законы о праве собственности и о защите прав личности от слежки и вмешательства в наш информационный век. В общем, сплошной капитализм, хотя госкомпании сейчас, возможно, получат передышку от рыночной стихии.

Далее: кому-то кажется, что пришел час торжества сторонников «социалистического» здравоохранения. А это вовсе не факт. В Великобритании, например, Национальную службу здравоохранения давно уже называют именно что социалистической и даже советской (что во многом правда) — а проявила она себя в эти дни ничуть не лучше многих других, и это еще мягко сказано. По мнению многих, — именно из-за своего монополизма.

В общем, совершенно не факт, что в завтрашнем мире многие страны захотят создать одну мощную медицинскую систему-монополиста, включающую и клиники, и науку, да еще и напрямую подчиненную государству, то есть нечто жесткое, внутренне неконкурентное и монопольное. Вполне реален и ровно обратный вариант — децентрализация.

Сомнения в победном «шествии социализма по планете» вызывает и еще один факт: у социалистов и разных социал-демократов сейчас, наоборот, проблемы по всему миру. Дело в том, что замечено: именно социалистические власти изобретали наиболее жесткие формы карантинов. Это Испания, Новая Зеландия, демократические штаты США, многие другие. И вот в Испании, если брать только один пример, популярность социалистов падает — и падает именно потому, что те перестарались с жесткостью. Жители крупнейших городов выходят на демонстрации против самоизоляции, поддержка левых в парламенте улетучивается, зато растет популярность правых партий. То же в США, хотя там картина смешанная и сложная. Что будет дальше, тем более по всему миру, — неясно. Но в простые схемы этот мир точно не уляжется.

1
Оставить комментарий

Леон

Автор жжет. Уничтожил китайский социализм. На основании этого и убил испанский.