Продолжение. Детали. Украина и военная экономика

Ucrania y la economía de guerra / Rebelión: в Испании предупредили о наступлении эпохи военной экономики

0
Мир вступил в эпоху кризиса: производство зашло в тупик, а инвестиции не приносят былой прибыли, считает автор статьи в Rebelión. Самый простой выход – милитаризация экономики, его и выбрали. Но учитывая современное оружие, этот путь приведет к катастрофе.

Rebelión: в Испании предупредили о наступлении эпохи военной экономики / Ucrania y la economía de guerra  / Роберто Лаксе (Roberto Laxe)

Российская специальная военная операция на Украине стала ударом по столу мировой геополитики, на котором сейчас разыгрывается борьба двух империалистических блоков, сформировавшихся вокруг НАТО и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). Событие ускорило текущие процессы: мир вошёл в фазу военной экономики, и военные расходы стремительно растут.

Предвестником этого стало увеличение военного бюджета Китая на протяжении двух последних лет: с 6,6% в 2020 году до нынешних 7,1%. В свою очередь, США годами требовали от европейских партнёров увеличить взносы в НАТО, чтобы «распределить» нагрузку на оборону. Конфликт на Украине стал поводом для того, чтобы все они одобрили повышение расходов, которые должны составить 2% от их ВВП.

Риск для человечества заключается в том, что никто не вооружается просто так, не намереваясь использовать эти средства. Дело в том, что оружие — это такой результат труда, который не увеличивает социальное богатство, а, наоборот, уничтожает его. Это высшая форма проявления того, что Маркс называл «разрушительными силами»; это самая преступная форма развития производительных сил в капитализме.

Оборонная промышленность для выхода из кризиса
«[…] военная экономика заключается в том, что часть производительных ресурсов постоянного капитала и труда направляется на производство средств разрушения, ценность которых с точки зрения пользования не позволяет ни восстановить машины, ни восполнить запасы сырья, ни вернуть рабочую силу, а лишь уничтожает эти ресурсы» (Марксистская экономическая теория, Т I, Э. Мандель).

Эти «средства разрушения» интегрируются посредством того, что Мандель называет «замещающими рынками».

В 2007-2008 годах мир, уже тогда достигший капитализма на всех уровнях, вдруг столкнулся с кризисом, за которым последовало нарушение цепочек поставок из-за пандемии COVID-19. Таким образом, кризис перенакопления капитала, разразившийся десять лет назад вместе с ипотечным кризисом, усугубил нарушение цепочек поставок и вверг капитализм в беспрецедентный кризис.

Вместе с тем абсолютная гегемония, которую США удерживали со времён окончания Второй мировой войны, тоже изжила себя. На сцену вышел Китай, а юань в 2016 году включили в корзину специальных прав заимствования, и он начал конкурировать с валютами великих империалистических держав (долларом, евро и иеной). В результате эти страны стали активными участниками раздела мира.

Эти события дестабилизировали мир. В нём начал доминировать «принцип неопределённости»: никто не знал и не знает, что может произойти завтра, и это ведёт к обострению конфликтных тенденций в системе. Тенденций, которые сильные мира сего могут решать только одним способом: силой.

Как говорил Мао Цзэдун, винтовка рождает власть. Поэтому ООН стала декоративным игроком, которого никто не слушает, а НАТО одобрила «стратегию 360 градусов», то есть обеспечила себе возможность военного вмешательства в любой точке мира без специального разрешения Совета безопасности.

Для реализации этой интервенционистской и откровенно милитаристской политики необходимо перевооружиться, поскольку речь идёт уже не о войнах против полуколониальных стран, вроде Ирака, с отсталой армией, или же против вооружённых группировок талибов*, а против таких современных и вооружённых армий, как российская или китайская.

Ленин говорил, что «политика есть концентрированное выражение экономики». Перевооружение предполагает увеличение капиталовложений в оружие, а это приводит, во-первых, к оттоку капитала из производства товаров, идущих на мировой рынок. Как говорил Мандель, государство создаёт замещающий рынок «для покупки товаров тяжёлой промышленности» (Марксистская экономическая теория, Т. II).

Во-вторых, потребительская стоимость оружия заключается в уничтожении как капитала, так и труда; происходит преломление тенденции нормы прибыли к понижению. Как говорил Шумпетер, «созидательное разрушение», коим является война, позволяет перейти к новой фазе накопления капитала, при которой его увеличение происходит за счёт новых инвестиций, а работа сводится к бедности.

В краткосрочной перспективе эта отрасль приносит прибыль, особенно крупным предприятиям, за счёт увеличения реального производства для «замещающего рынка». Происходит обратное перераспределение реального национального дохода, поскольку он является результатом государственных инвестиций, направленных из налогов. Процесс может принести пользу и рабочему классу, поскольку уменьшается число безработных.

Помимо всего прочего, весь процесс финансируется за счёт госдолга. Банковский капитал не просто не остаётся в стороне, он выступает источником прямых инвестиций в тяжёлую промышленность, а также подпитывает бизнес за счёт выдачи займов государству. Банки финансируют госзаказы. Прибыльный такой бизнес.

Во времена кризисов оборонная промышленность — лучший способ вывести капитал и разрешить острые противоречия единственным известным всем способом: войной. Но есть одна «маленькая» проблема: на данном этапе капитализма, с учётом разработки оружия массового поражения, особенно ядерного, разрешение кризисов таким способом может довести мир до катастрофы, ведь может разразиться такая война, в которой не будет победителей.
Инфляция и военная экономика
В рамках военной пропаганды СМИ настаивают на том, что инфляция спровоцирована вооруженным конфликтом, который развязал очередной «злодей» — Путин, — и именно он повышает цены на такие основные виды сырья, как газ и зерно. Не будем снимать с Путина его долю ответственности за рост цен («Конфликт между Россией и Украиной усугубил ценовую катастрофу и проблему продовольственной безопасности», — писал М. Робертс в статье «Продовольствие, голод и вооруженный конфликт», опубликованной четвёртого июня 2022 года), но это лишь половина правды или, выражаясь по-другому, «элемент правды», которую скрывает пропагандистская ложь.

Цены начали расти ещё до того, как Россия ввела войска на Украину. И произошло это из-за дисбаланса между спросом и предложением, который, в свою очередь, является результатом кризиса перепроизводства при нынешнем капитализме. Ситуацию усугубила пандемия: введение ограничений на передвижение сотен миллионов людей привело к разрушению цепочек поставок.

С другой стороны, говорить, что в инфляции виноват Путин, — это всё равно что свалить её на повышение зарплат рабочим. Эти заявления служат лишь для оправдания мер контроля над заработной платой, в то время как бушует инфляция.

Европейский центральный банк ожидает, что уровень заработной платы в 2023 году повысится на 5%, при этом в сентябре организация прогнозировала, что инфляция в следующем году достигнет 5,5%. В лучшем случае, европейские средние зарплаты потеряют 0,5% покупательной способности, которые, в свою очередь, пополнят доходы предприятий.

Попытки обвинять Россию и рабочий класс в инфляции носят политико-пропагандистский смысл. Геббельс рекомендовал нацистам найти персонифицированного «врага» и сделать его злом во плоти для всего общества (таковыми были марксизм и евреи для нацистов, и «мировой марксистский жидомасонский заговор» для Франко), с тем чтобы отвлечь внимание населения от истинной причины проблемы: капиталистических законов, движущих общественными отношениями производства.

Если гонка вооружений нужна капитализму для решения внутренних (кризис) и внешних (межбуржуазные конфликты) противоречий, а разрушение продуктивных сил служит для обращения вспять тенденции нормы прибыли к понижению, то инфляция аналогичным образом предполагает чистую передачу доходов рабочих бизнесменам, поскольку именно последние устанавливают цены на товары в пределах капиталистического рынка.

Изъятие капиталовложений из продуктивной системы и их вливание в перевооружение приводит к сокращению предложения потребительских товаров в системе, которая и так уже вышла из равновесия, а также ведёт к увеличению госдолга для финансирования закупок вооружения.

Таким образом, «военная экономика» лишь усиливает инфляцию.
Именно поэтому правящие классы опасаются, что инфляция выйдет из-под контроля и спровоцирует социальные конфликты, некоторые из которых мы уже наблюдаем в таких центральных империалистических странах, как Германия и Франция. Вот почему ищут «виновных» извне, чтобы укрепить «национальное единство».

Так, например, чтобы оправдать и получить одобрение профсоюзов на повышение военных расходов, испанский премьер Педро Санчес заявил, что эта мера поможет создать рабочие места в Андалусии и Галисии — двух регионах, которые больше всех в стране пострадали от деиндустриализации и эмиграции. Рабочий класс ставят перед выбором: работа и/или производство товаров, которые нужны только для разрушения.
Почему ЕС подчиняется США?
Если что-то и является объектом всеобщего внимания, так это абсолютное подчинение ЕС политике, определяемой США и реализуемой через НАТО. Политика эта идёт на пользу только американской нефтегазовой отрасли, которая продаёт ресурсы Европе дороже, чем Россия. Ещё один игрок, выигрывающий от этой борьбы, — это Китай.

Европейский империализм — если можно так говорить об относительной общности интересов этих стран (которые хоть и не отказались от своих границ, тем не менее ослабили их, создав сначала Европейское экономическое сообщество, а затем ЕС) — находился в очень трудном положении, будучи зажатым между США и Китаем.

Вступление Пекина в борьбу за мировой рынок в значительной степени ограничило движение европейского капитала на таких стратегически важных рынках, как, например, Африка. Китай там становится конкурентом Европы и даже собирается открыть в Гвинее военную базу, чтобы «защищать» собственные интересы. Союзничество Пекина с Москвой ведёт к тому, что европейские страны (Франция, Германия и Испания) выводят свои военные силы из Мали и Сахеля.

Борьба за гегемонию на мировом рынке — это лейтмотив нынешней ситуации. В результате борьбы должен определиться лидер перехода к «зелёному капитализму». Именно это движет стремлением ЕС поддерживать союз с США, основы которого были заложены в результате победы во Второй мировой войне и восстановления капитализма в 90-х.

Именно поэтому США разместили в Европе 40 тысяч солдат и военные базы.
Тупик, в котором оказался старый производственный аппарат, отсутствие выгодных областей для инвестиций и неразрешённое противоречие, связанное с тем, «кто возглавит переход к зелёному капитализму», приводят к тому, что европейский капитал идёт по лёгкому пути, и инвестиции перенаправляют в оружие, увеличивая таким образом военный бюджет.

Но у европейского капитала есть и другая цель, более «прозаичная» и связанная со внутренними делами стран. Если где-то в мире и осталось хоть что-то от «государства всеобщего благосостояния» 50-х, 60-ых и 70-х годов, то это в ЕС, а именно в центральной его части: в Германии, Франции, Италии и Испании.

Если во всём мире общественные услуги практически полностью приватизировали, то в Европе ещё оставалось это «государство всеобщего благосостояния» под маркой «государственно-частного партнёрства». К счастью, европейский рабочий класс, особенно французы, пока ещё сохраняет за собой часть из того, что ему удалось добиться в годы «славного тридцатилетия».

Несмотря на откат, он каким-то образом смог это удержать.
ЕС заинтересован в союзе с США, поскольку блок стремится к обеднению рабочего класса и окончательному уничтожению его достижений — по его заверениям, во имя победы над российским врагом, — но делает он это для того, чтобы восстановить норму прибыли в рамках нового процесса накопления капитала. Этот этап будет запущен, если им удастся осуществить свою «золотую мечту», которой одержимы с 1917 года: полуколонизация России, раздел её территорий и расхищение её природных ресурсов.
В заключение
Конфликт на Украине — это не только право украинского народа на независимость от России. С его помощью мир пытается найти выход из кризиса капиталистической системы: Украину массово заваливают оружием, превращая её таким образом в настоящий «замещающий рынок». Ситуация дошла до уменьшения оборонительных запасов таких стран, как Германия и США.

Второго мая издание Los Angeles Times отметило: «Ежедневно с базы ВВС в Довере, штат Делавэр, вылетают огромные самолёты C-17, гружёные противотанковыми ракетными системами «Джавелин», зенитно-ракетными комплексами «Стингер», гаубицами и другим оружием, которое США поставляет в Восточную Европу, чтобы снабдить украинскую армию». При этом автор статьи задался вопросом: «Смогут ли США продолжать с такой же регулярностью поставлять в огромных количествах оружие на Украину и одновременно сохранить запасы, которые им могут пригодиться в случае конфликта с Северной Кореей, Ираном или в другом регионе?».

У капиталистической экономики на это лишь один ответ: увеличить инвестиции в оружие, перевооружение, чтобы решить две насущные проблемы. Первая связана с кризисом перепроизводства, который ведёт к понижению нормы прибыли, а вторая — с тем, кто «возглавит» процесс накопления капитала под пафосным девизом «перехода к зелёному капитализму».

Таким образом, экономический цикл с его социальными последствиями сменяется военным циклом, уступая место эпохе военного капитализма. То, что это приведёт к обеднению общества, а именно мирового рабочего класса, или поставит под угрозу само существование человечества, по всей видимости, зачинщиков совсем не волнует.
* Талибан – организация признана в РФ террористической

Источник inosmi

Оставить комментарий

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie. Принять Подробнее