Rebelión (Испания): Европа находится в заложниках у глобалистов-англосаксов

0
ЕС никогда не защищал интересы населения, пишет Rebelión. Его руководство не несет ни перед кем ответственности и только навязывает антиобщественные критерии. По мнению автора статьи, ситуация сегодня ухудшилась – блок оказался в полном подчинении США.

Rebelión (Испания): Европа находится в заложниках у глобалистов-англосаксов / Карлос Мартинес Гарсия (CarlosMartínez García)

Европа сама себе копает могилу. ЕС не представляет ни всю Европу, ни так называемые европейские ценности. Сейчас я вам объясню почему.
Во-первых, с момента своего появления Европейский единый рынок был коммерческим инструментом, и его целью было сохранить европейский капитализм. ЕС — это международная организация, у которой никогда не было социальной цели, она никогда не заботилась о народах стран-членов. У ЕС нет собственной конституции, поскольку французы и голландцы помешали этому демократическим путём, а из немецких опросов общественного мнения вырисовывалась такая плохая картина, что документ решили не представлять на голосование. Таким образом обошлись без голосования по конституции. Её одобрили только в Испании, да и то, она была больше похожа на коммерческое соглашение, чем на демократический основной закон.

К тому же у ЕС нет демократических инструментов, есть только комиссии, состоящие из технократов, или, я бы даже сказал, еврократов. Они всё контролируют и навязывают критерии, и причём такие, которые всегда соответствуют консервативному либерализму. Нет никаких директив и социальных норм, которые бы защищали интересы общественности и всего, что с ней связано, помогали достичь трудовой справедливости, установить достойную заработную плату, гарантировать права профсоюзов. Нет инструментов, которые бы поддерживали промышленность и сельское хозяйство, которые всегда приносились в жертву ради, между прочим, уже провалившейся, глобализации.

Евросоюз в спешке расширяется и принимает в свои ряды авторитарные, погрязшие в коррупции и очень неравноправные государства, поэтому качество демократии становится всё хуже. С другой стороны, внутри самого блока тоже не хватает демократии, а единственный орган, в котором она могла бы быть, — Европарламент — почти не имеет соответствующих компетенций, не контролирует «европейское правительство» и не может вмешиваться в вопросы, выходящие за рамки единой сельскохозяйственной политики.
Более того, правительства стран-членов пользуются отсутствием правил демократической игры в ЕС, чтобы прикрыться Европой всякий раз, когда что-то сокращают в социальной сфере, что-то приватизируют или отменяют нормы.

У наших правительств, даже у демократически избранных, ответ на всё один: так велит Брюссель. Но на самом деле они — еврократы. Они не несут ответственности ни перед кем, лишь навязывают неолиберальные и антиобщественные критерии. А европейская официальная социал-демократия не только помогает им в этом, но зачастую продвигает такие инициативы. Из-за своего европеизма она становится ультралиберальной и консервативной. В реальности правительственные социал-демократические партии всегда идут на сделку с консерваторами по всем директивам и постановлениям.

В данный момент ЕС находится в полном подчинении США, а её внешнюю и экономическую политику диктует НАТО. Независимой Европы не существует, никто уже не защищает интересы ЕС, только интересы Байдена и глобалистов-англосаксов. Европа находится в заложниках у глобалистов-англосаксов, и в этом им помогли её правительства.

ЕС не защищает ни своих фермеров, ни мелких торговцев, ни малые предприятия. Он поддерживает глобализацию, которой больше не существует, и трансформацию мира, из-за чего европейцы живут в иллюзиях. Европа самоубийственно следует за США и элитами из американской Демократической партии. Эта самоубийственная политика и сокращения в социальной сфере на самом деле только играют на руку трампизму и его филиалам в Европе.

Единственным наследием, которое ЕС мог передать миру, было благосостояние, но Брюссель и европейские правительства его уничтожают уже на протяжении нескольких десятилетий. Вишенкой на торте станет приватизация пенсий госслужащих.
Для вхождения в ЕС от Испании потребовали уничтожить тяжёлую промышленность и горнодобывающую отрасль, превратив её таким образом в туристическую страну. С каждым кризисом Мадриду становится всё хуже, а нынешний будет просто ужасен.

Благодаря только одному туризму создаётся значительное количество рабочих мест, и наши города превратились в тематические парки, но как долго это продлится, если немецкая и британская промышленность серьёзно пострадают?

Единственное к чему привели санкции против России за её действия на Украине, так это к передаче всего энергетического рынка Вашингтону со всеми вытекающими отсюда последствиями, вроде дефицита, из-за спекуляций со стороны англичан, а также уничтожения двигателя европейской экономики — Германии и её промышленности. Нашу промышленность уничтожили ради интересов Германии, а если и её промышленность разорится, то от нас ничего не останется.

Цель данной статьи не в том, чтобы привлечь внимание к проблеме и улучшить ЕС. Его уже не исправишь. ЕС ограничил национальный суверенитет, но взамен не установил ни общеевропейский суверенитет, ни демократию. Первое, к чему должны стремиться европейские и испанские рабочие классы, — это к объединению и координации с рабочими отраслями и профсоюзами Франции, Великобритании или Германии, а также с рабочими из других уголков мира. Но сейчас мы должны потребовать от наших парламентов перестать заниматься сокращениями и начать защищать общественные интересы, создавать мощные секторы государственных услуг и социального обеспечения, а в Испании провести референдум, чтобы мы определились с тем, кого мы хотим видеть во главе государства.

В Испании левые, понятное дело, не приемлют испанского ура-патриотизма. Каждый год 12 октября (День испанской нации – прим. ИноСМИ), глава правительства, если он не из ультраправых, появляется на параде в одиночестве. Там его никто не поддержит, но король в этот момент чувствует себя очень комфортно. Наверное, на это есть какие-то причины.

ЕС тоже ничего не делает чтобы остановить ультраправых, наоборот, он становится всё мощнее изнутри, а еврократов это вообще не волнует. Посмотрите, что там с Мелони, и сами ответьте на вопрос. Больших начальников никогда не беспокоило наступление фашизма, возможно, им так даже удобнее. Но остановить его — ответственность наших «проевропейских» левых, то есть неолибералов.

Оставить комментарий

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie. Принять Подробнее