В России есть испанисты, но испанистики нет

0

Автор: Андрес Ландабасо Ангуло / Если вы спросите меня, какое я считаю самым гениальным из высказываний Сталина, то я скажу: «Незаменимых людей нет». Незаменимых людей нет? Ещё как есть! Да и сам Сталин неоднократно опровергал свой же легендарный тезис. Например, в случае известным писателем, когда вождю в очередной раз донесли компромат, он произнёс: «У меня нет других писателей».

Русская испанистика — это настолько прозрачное, еле видимое научное пространство, что здесь каждый автор «незаменим».

С приездом в Москву известного культуррегерта, любителя истории, человека широких взглядов и любящего Испанию Хуана Карлоса Видаля изменилось отношение не только к российско-испанским отношениям в целом, но и к испанистике, в частности.

Российские американистика, германистика, наука о Великобритании, Франции, Швеции требуют такого же трепетного к себе отношения, как и испанистика. Наверное, специалист о Саге о Вёльсунгах так же бесценен, как и тот старик-учёный, которого безжалостно унитожил Мао Цзе Дун в эпоху культурной революции. Он был единственным специалистом в мире по изучению тростниковых пергаментов эпохи империи Цинь.

Напомню, что в эпоху культурной революции в 1960е годы в Китае были уничтожены 100 миллионов китайцев — вся творческая и гуманитарная интеллигенция страны. Они были так же искоренены, как воробьи, которых люди гнали с земли палками, не давая сесть, во всех крупных городах страны. Одновременно во всех китайских городах строились земляные доменные печи для того чтобы опередить СССР и США в производстве стали и чугуна.

В огромной стране с многомиллионным, миллиардным населением отношение к культуре и интеллигенции было сверх показательным. Ответной же реакцией на Западе была Парижская весна 1968 года, рождение школ экзистенциализма и творчества Ж._П. Сартра и феминизма в лице его супруги Симоны де Бовуар.

Прошедший в Институте Сервантеса круглый стол, посвященный российской испанистике — заметное событие в культурной жизни российской столицы. Всё было бы неплохо, если бы не одно «но»…

Корни, корни и ещё раз корни! У каждого дерева есть корни. Есть корни и у такого крупного дерева, как российская испанистика. Дерево не может быть без корней, в противном случае это будет грязный плот в застойном болоте.

У русской испанистики не только глубокие, но значительные корни. К великому сожалению, приглашенные гости и аудитория о них узнали лишь постфактум, в рассказах людей, не участвовавших в мероприятии.

Постараемся восполнить не только существенный, но принципиальный пробел в событии — в круглом столе, организованном благодаря новому руководителю Института Сервантеса, прибывшему в Москву поднять на самый высокий из возможных уровней престиж уважаемого учреждения.

Российская испанистика существует с незапамятных времён. Её расцвет падает на середину — вторую половину XIX столетия, когда выдающиеся деятели русской культуры, посетившие Испанию, поделились своими впечатлениями о стране, стяжавшей славу самой романтической и «русской» европейский страны. Среди самых громких имён — воспоминания Боткина, композитора Глинки, художника Коровина, поэта Максимилиана Волошина.

Основателем русской испанистики стал Пискорский. Его первые монографические работы легли в основу дальнейших крупных исследований по изучению этой страны. Забегая вперёд хочу сказать, что лингвисты, литературоведы, переводчики, так или иначе связанные с красотой слова, составляют особую когорту специалистов, которые всегда выделялись в отдельную группу.

Помимо специалистов-языковедов среди испанистов, мировую славу стяжали представители гуманитарных и точных наук: этнографы, языковеды, историки, экономисты, специалисты по испаноязычным цивилизациям (например, изучающие цивилизации басков, каталонцев, кельтов). Сюда необходимо добавить людей. занимавшихся Гражданской войной, специализировавшихся на участии СССР в конфликте на стороне республиканской Испании.

В Новое время пик испанистики падает на последние годы Великой отечественной войны и первые послевоенные годы. Эпоха связана с именем выдающегося учёного-испаниста — академика И. Майского. Многие возразят мне, что Майский был не только испанистом, но крупным дипломатом — представителем СССР при комитете по невмешательству в испанские дела и одновременно чрезвычайным и полномочным послом в Великобритании, дважды был участником встреч Тройки, включая Тегеран. Но этот выдающийся государственный общественный деятель остался в нашей памяти как основатель и главный локомотив современной испанистики, поскольку после известных событий И.Майский был отправлен в отставку и занял пост завкафедрой истории Западной Европы на истфаке в МГУ.

Из семинара на этой кафедре вышли выдающиеся испанисты — мои первые учителя. Среди наиболее заметных фигур —  профессор С.П. Пожарская и моя тётка Либертад Альварес, которая впоследствии основала Институт иностранных языков в городе Бильбао. Семинар был настолько популярен, что сразу привлёк к себе внимание и стал самым популярным страновым семинаром в МГУ в 1950-1960е годы.

Было три ключевых момента в истории современной испанистики, которые я хотел бы отметить. Задолго до восстановления дипломатических отношений между СССР и Испанией в 1976 году, в рамках общества СССР-Испания проходил постоянно действующий научный семинар по изучению истории Испании. С российской стороны его возглавляла С.П. Пожарская, а я при этом обществе был председателем совета молодых историков. С испанской стороны группу возглавлял проф. Эмилио Сайнс, руководитель Высшего совета научных исследований (аналог Академии Наук).

Семинар ежегодно издавал «Проблемы испанской истории» и огромное количество монографий. Наиболее значительными трудами была монография «Испания» под редакцией Майского, а затем «Испания XX века» под редакцией Пожарской, Мещерякова и Хосе Гарсиа.

Среди испанистов-испанцев стяжали славу такие учёные, как Хуан Висенс, Хосе Гарсиа, Анастасио Мансилья и многие другие, в общей сложности 25 имён.Мне рекомендацию в ИМЭМО давал глава испанской редакции в ТАСС Висенте Талон. Подписывал рекомендацию зам Генерального директора ТАСС Анатолий Андреевич Красиков.

Отдельной страницей в русской испанистике стали советские, а затем и российские испанцы. Ими написаны тонны высококачественной литературы, затем вошедшей в анналы российско-испанских отношений. Вехой стала книга «Современная Испания» под редакцией Загладина, 1983 год. В состав авторского коллектива были отобраны наиболее заметные фигуры среди специалистов, изучавших Испанию во всех разделах: от экономики и политики до языкознания, театрального дела и кинематографа.

В настоящее время из числа тех, кто вошёл в сборник, действующими «штыками» остаются трое: автор этих строк, Сергей Хенкин и Витас Силюнас. Многие из авторов коллективного труда писали под псевдонимами. Например, Владимиров — это ответственный работник международного отдела ЦК, отвечавший за Испанию, В.В. Перцов. Монография стала значительным произведением советской испанистики, так как испанисты считали её эталоном, определявшим вектор изучения в СССР различных аспектов жизни в Испании. Долгие годы считалось, что «Современная Испания» является учебником для испанского МИДа по изучению того, как в СССР воспринимают страну.

В 1994 году прошёл первый конгресс испанистов, который организовал и провёл Сергей Гончаренко — поэт, переводчик и лингвист, проректор Института иностранных языков им. М. Тореза, член-кор. Королевской академии испанского языка и отец Бартоломе Висенс Фиоль, Духовник короля Испании Хуана Карлоса I, в состав оргкомитета входил и я. До сих пор на моём столе томик, изданный посольством Испании в Москве под редакцией посла Евгения Бреголата и Обиолса с блестящим переводом Пера Романа.

История российской испанистики значительно богаче и насыщена большим количеством персоналий, чем то, о которых мне удалось услышать на первом семинаре, посвященном российской испанистике. Российские испанисты стройными рядами направляются к всеобъемлющему изучению Испании и российско-испанских отношений на благо процветания двух наций.

Как пошутил Хуан Карлос Видаль (здесь я с ним полностью согласен), только интеллектуалы производят национальное богатство, а государственные чиновники им лишь пользуются, к сожалению, иногда присваивая и пытаясь внушить общественности, что это национальное богатство не только создано ими, но и ими востребовано.
Источник: http://www.e-vesti.ru/ru/v-rossii-est-ispanisty-no-ispanistiki-net

Источник e-vesti

Оставить комментарий