El País, Испания: Сократить сверхприбыли ради снижения цен на энергию / Шольц

Шольц назвал ошибку Германии, которая привела к проблемам с газом

0
inosmi.ru / Немецкое правительство действовало решительно, чтобы Германия смогла пережить эту зиму, заявил Олаф Шольц в интервью El País. Он признал, что приходится использовать «более грязные» энергоресурсы, так как зеленой альтернативы российскому газу пока нет.

Олаф Шольц: необходимо сократить сверхприбыли и направить деньги на снижение цен на энергию / Элена Севильяно (Elena G. Sevillano)

По истечении почти 10 месяцев во главе первого коалиционного правительства социал-демократов, зелёных и либералов 64-летний немецкий канцлер Олаф Шольц, уроженец Оснабрюка, готовит страну к зиме в полной неопределённости. Главная экономика ЕС, а именно ею является народно-хозяйственный комплекс Германии, движется к рецессии, а заоблачные цены на энергию предвещают волну народного недовольства осенью. В Европе тоже накалилась обстановка. Дело в том, что Берлин объявил меры на национальном уровне для преодоления энергетического кризиса, направив 200 миллиардов евро — 5% ВВП — на снижение счетов семей и компаний, из-за чего другие члены ЕС обвинили Германию в недостатке солидарности.

В среду Шольц прибыл в Ла-Корунью вместе с 7 своими министрами, чтобы принять участие в долгожданном немецко-испанском саммите. Мероприятие в последний раз проводилось в 2014 году. Тогда канцлер Ангела Меркель и председатель испанского правительства Мариано Рахой встретились в Сантьяго-де-Компостела. Цель нынешней встречи — показать, какие хорошие отношения Берлин поддерживает с правительством Педро Санчеса. Шольц ответил на вопросы издания El País по электронной почте на прошлой неделе, во время карантина из-за положительного результата теста на коронавирус после поездки в страны Персидского Залива. Он ездил туда на поиски альтернатив российскому газу.

— Какие конкретные результаты, которые повлияют на жизнь граждан, вы ждёте от двустороннего саммита Испании и Германии?

Олаф Шольц: Испанию и Германию объединяет давняя дружба, мы поддерживаем тесные и доверительные отношения с Педро Санчесом и его правительством. Эти хорошие отношения выгодны гражданам наших стран. В Ла-Корунье мы будем обсуждать политику безопасности, усилим сотрудничество в энергетическом секторе и экономике, а также в образовании и исследовательской деятельности.

— После выборов в Швеции и Италии какую роль, по вашему мнению, должны играть европейские социал-демократы? Как исключить влияние на политику со стороны все наступающих ультраправых? Есть ли у Брюсселя, как сказала председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, инструменты для того, чтобы помешать распространению авторитаризма в Италии, где пришла к власти нелиберальная коалиция?

— Российская операция на Украине показала, как это важно, чтобы ЕС оставался единым целым и отвечал на возникающие угрозы решительно и сообща. Нас объединяет верховенство права и демократия, никто в Европе не может через нашу демократию перешагнуть. Что касается Италии, ясно, что это находящаяся под влиянием ЕС страна, президент Серджо Маттарелла всегда стоит на стороне Европы. И можно предположить, что будущее итальянское правительство тоже заставят соблюдать нормы и придерживаться ценностей, которые объединяют нас в ЕС.

— Из-за нехватки российского газа Германии зимой придётся несладко. Вы боитесь роста протестов и общественного недовольства?

— Правительство действовало быстро и решительно, чтобы Германия смогла пережить эту зиму. Появились новые СПГ-терминалы на севере страны, дополнительные контракты на поставку с новыми партнёрами, были заполнены газовые хранилища, вновь запущены угольные станции, дали разрешение на работу двух АЭС на юге Германии до весны. К тому же мы одобрили расширенные пакеты помощи, которые уменьшат нагрузку на граждан и компании на почти 100 миллиардов евро. И мы готовы потратить до 200 миллиардов евро, чтобы цены на энергию в Германии были приемлемы для всех. Мы стремимся к тому, чтобы не оставить никого в одиночестве в такой сложной ситуации.

— Германия уже подвергла себя самокритике из-за энергетической зависимости от России? Какую ответственность здесь несут предыдущие правительства?

— Ошибка Германии не в том, что она заключила соглашения на поставку с Россией, а в том, что у неё не было нужной инфраструктуры. Германия не построила СПГ-терминалы. Если бы у нас были такие терминалы, мы в случае необходимости в любой момент сменили бы поставщика.

— Германия готова оказать более серьезную помощь Украине и отправить боевые танки немецкого производства? Достаточно ли быстро доставлялась немецкая помощь?

— Немецкое правительство нарушило табу, отправив впервые такой вид вооружения в зону конфликта. Германия поставила очень эффективное оружие, такое, как самоходная гаубица 2000, реактивные системы залпового огня и зенитный танк «Гепард». Именно это оружие сейчас особенно эффективно помогает украинской армии в ее наступлении. Мы тесно координируемся с нашими партнёрами и внимательно следим за ситуацией. Мы будем поддерживать Украину столько, сколько необходимо.

— В связи с последними действиями Путина есть ли риск ядерной конфронтации?

— Нет особого смысла рассуждать на эту тему. Присоединяюсь к президенту США Джо Байдену и говорю России: не делайте этого!

— Вы говорили, что нужно срочно провести реформу европейского энергетического рынка. Как изменить нормы, чтобы снизить цены?

— Высокие цены на энергию — это большой вызов для всех членов ЕС. Хорошо, что Европейская комиссия представила предложения по тому, как на это реагировать. В ближайшие дни мы эти цены подробнее обсудим.

Цель — разработать общий и координированный подход ЕС. Когда накапливаются сверхдоходы, нужно отобрать кое у кого собственность, чтобы снизить цены на энергию.

— Возможно ли убедить Францию в пользе газопровода MidCat (МидКат)? Почему он важен для Германии?

— ЕС должен быть связан по рукам и ногам — с самим собой. Особенно верно это в области энергетических поставок, причём не только в сложной ситуации, но и с перспективой снабжения возобновляемой энергией. В частности, подключение Пиренейского полуострова к европейской сети газопроводов стало бы очень важным шагом для всех нас, и поэтому я продвигаю строительство MidCat.

— Вы объявили о радикальных переменах в политике обороны и безопасности. Готова ли Германия стать военным лидером Европы? Готовы ли немецкие граждане принять на себя эту роль?

— Российская операция на Украине ознаменовала эти радикальные перемены. Европа должна реагировать и адаптироваться к новым временам. Германия, как крупная и экономически сильная страна в сердце Европы, несёт в этом смысле особую ответственность. Мы очень серьёзно относимся к этой миссии, но всегда координируемся с союзниками в ЕС и НАТО.

— В Германия проблема с рабочей силой. Какую миграционную политику вы хотели бы видеть в Европе?

— Европа — желанное направление для миллионов людей со всего мира. Мы можем этим только гордиться, потому что это говорит о том, что многие вещи мы делаем хорошо. Надо всем говорить, что это наши европейские ценности привлекательны. Одна из них — постоянная многомиллионная иммиграция. Она нам нужна.
Мы сейчас это видим там, где не хватает квалифицированных рабочих: например, в аэропортах, больницах и мастерских. Но как отдать эти рабочие места иммигрантам не европейского происхождения? Во-первых, нам нужны обязательные к исполнению соглашения со странами происхождения и транзита. Должны быть равные условия. Если мы предложим рабочим больше законных способов въехать в Европу, то их страны происхождения должны выразить большую готовность принять от нас тех своих граждан, которые живут у нас без права на пребывание. Во-вторых, работающая миграционная политика должна включать в себя эффективную защиту внешних границ, которая должна соответствовать нормам правового государства. В условиях Шенгенского соглашения, позволяющего путешествовать, жить и работать без границ, эта защита очень важна. В-третьих, Европе нужна система солидарного предоставления убежища, и она должна быть устойчивой перед кризисами. Наш долг — дать безопасный кров людям, нуждающимся в защите. Под председательством Франции в Совете ЕС мы в последние месяцы договорились сделать первые шаги на пути к реформе Единой европейской системы предоставления убежища. Но все это лишь первые шаги по преодолению последних препятствий на пути к либерализации в этой сфере.

— Этой осенью Европейская комиссия обсудит изменение налогового режима в еврозоне. Можно ли трогать 3% и 60% (максимальные значения дефицита бюджета и национального долга, соответственно)? Или только Германия сможет изменить правила по снижению госдолга на 1/20 (5%) в год?

— По-моему, предыдущие нормы показали свою эффективность, потому что они были очень гибкими в период кризиса. Летом правительство Германии представило свои идеи по европейским налоговым правилам.

— Конфликт на Украине и зависимость от российского газа привели к тому, что Германия и Европа теперь вынуждены искать альтернативные, порой более загрязняющие окружающую среду источники. Такие, например, как уголь. Его приходится жечь, чтобы не покупать газ у России. А может, Германии стоит честно признаться, что она не сможет достичь целей по защите окружающей среды?

— Мы по-прежнему стремимся достичь своих амбициозных «зеленых» целей. Параллельно тем усилиям, которые предпринимаются сейчас для сдерживания доходов России, мы ускоряем переход на возобновляемые источники энергии. На такие, как ветер и солнце. Дополнительные выбросы этой и следующей зимой из-за российской спецоперации на Украине, конечно, будут. Но такое временное загрязнение только подстёгивает нас идти к цели. Борьба с изменением климата остаётся нашим приоритетом. Особенно сейчас.
Элена Севильяно (Elena G. Sevillano)

Оставить комментарий

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie. Принять Подробнее