Испанские судьи отвергли проект закона «о гарантиях сексуальной свободы»

Los jueces rechazan por unanimidad los puntos clave de la ley del 'solo sí es sí' de Irene Montero

2

Ключевые положения законопроекта «о всеобъемлющих гарантиях сексуальной свободы» под названием «Только да значит да» (sólo sí es sí), по которому партнерам надо будет подписывать согласие на интимные отношения, единогласно отклонил Генеральный совет судебной власти Испании (CGPJ), 25 февраля сообщает EFE.

После четырех месяцев обсуждений, CGPJ опубликовал разгромный отчет по тексту законопроекта (не являющийся обязательным к исполнению), в котором выражено единогласное неприятие ключевых аспектов закона.

Законопроект, подготовленный министерством равенства Испании, возглавляемым министром-феминисткой Ирене Монтеро от партии Подемос, включает два ключевых положения: введение однозначно выраженного согласия на сексуальные отношения и уравнивание статей за принуждение к интимным отношениям и изнасилование.

Несмотря на единогласное решение высшего органа судебной власти в министерстве равенства заявили, что продолжат процесс принятия этого законопроекта. Министр по вопросам равноправия Ирене Монтеро заявила, что закон будет принят в любом случае. «„Только да значит да“ станет законом», — написала министр на своей страничке в соцсети Twitter.

Законопроект основан на положениях Стамбульской конвенции и CEDAW, которые прописывают, чтобы классификация сексуальных преступлений основывалась на наличии явно выраженного согласия, а не на способах совершения преступления — с применением насилия или принуждения.

Таким образом законопроект гласит: «следует понимать, что согласия нет, если жертва не выразила свободно посредством внешних, убедительных и недвусмысленных действий в соответствии с обстоятельствами свое явное желание участвовать в акте».

Совет судей считает, что такая формулировка нарушает принцип презумпции невиновности. В отчете CGPJ говорится, что проблема является не концептуальной, а доказательной: «Правила, касающиеся необходимости доказывания в уголовном процессе, существенно изменятся, что может повлиять на принцип презумпции невиновности».

Второй ключевой аспект закона, отвергнутый судьями, это устранение различия между принуждением и изнасилованием. В законопроекте предлагается исключить статью о принуждении и создать единую статью «сексуальная агрессия», чтобы исключить возможность квалифицировать изнасилование как принуждение, когда невозможно доказать применение силы или запугивания.

Но CGPJ считает, что устранение статьи о сексуальном насилии может нанести вред жертвам и привести к ослаблению их защиты, так как более серьезные действия не повлекут за собой более строгого наказания. Чтобы избежать этого, судьи предлагают ввести статью «принуждение с отягчающими обстоятельствами», такими как применение силы или угроз, которые повлекут более строгие меры пресечения.

В любом случае министр по делам равноправия планирует принять закон через полтора месяца, хотя желала бы видеть этот закон принятым уже к 8 марта.

После того, как будут опубликованы обязательные отчеты CGPJ, Финансового совета и Экономического и Социального Совета, предварительный законопроект «о гарантиях сексуальной свободы» должен быть оценен Государственным советом перед его внесением на рассмотрение Совета министров, что является последним необходимым шагом перед его передачей в парламент.

Напомним, закон о борьбе с гендерным насилием в Испании в 2004 году также был принят без одобрения Генерального совета судебной власти, хотя тогда мнения судей разделились. То же самое произошло и с законом о гомосексуальных браках в 2010.

«Если отчет CGPJ будет иметь регрессивный характер, как это произошло с законом о борьбе с гендерным насилием и однополыми браками, то правительство и сторонники закона — министерства по вопросам равенства и министерство юстиции — обязаны двигаться вперед», — подчеркнул Правительственный делегат по борьбе с гендерным насилием Виктория Роселл.

Роселл напомнила, что данный закон основан на международном законодательстве, а речь тут идет о переходе от патриархальной концепции уголовного законодательства «к системе основанной на свободе и обоюдном согласии».

Varapalo judicial para el Ministerio de Igualdad. El Consejo General del Poder Judicial (CGPJ) ha aprobado este jueves un informe en el que rechaza los ejes fundamentales del anteproyecto de Ley de Garantía de la Libertad Sexual, la conocida como ley del ‘solo sí es sí’: el consentimiento expreso y la distinción entre abuso y violación. La delegada del Gobierno para la Violencia de Género, Victoria Rosell, ha señalado que el informe va en “un camino regresivo” y ha asegurado que, al no ser vinculante, el Gobierno seguirá adelante con el articulado, cuyos proponentes son los ministerios de Justicia e Igualdad. La ministra de Defensa, Margarita Robles, ha pedido «humildad» para «estudiar esas deficiencias y tratar de adaptarlas al marco jurídico».
En el que parece que será el último Pleno de los actuales vocales, cuyo mandato caducó hace dos años, los 20 miembros del CGPJ han apoyado de forma unánime el escrito, tal y como confirman fuentes judiciales a 20Minutos. Esto no es baladí. Al menos, no para Rosell, que ha recordado que recibieron «hace tres meses» la ley y ha dejado caer que no es casualidad que se hayan pronunciado en su último Pleno.
La ley de Igualdad vira sobre una petición histórica de los colectivos feministas: introduce en el artículo 177.1 del Código Penal la definición del consentimiento. «Se entenderá que no existe consentimiento cuando la víctima no haya manifestado libremente por actos exteriores, concluyentes e inequívocos conforme a las circunstancias concurrentes su voluntad expresa de participar en el acto», reza la propuesta del departamento de Montero.
Dice el CGPJ que el problema no es «conceptual» sino «probatorio» porque introduce un»riesgo de afectación del principio de presunción de inocencia» al «determinar un aparente desplazamiento de la carga probatoria». El Consejo Fiscal, que avaló el texto al contrario que el Poder Judicial, pidió agregar la frase «solo se entenderá que existe consentimiento cuando la mujer manifieste libremente por actos exteriores, concluyentes e inequívocos» su voluntad. Rosell defendió el cambio recordando que la redacción del consentimiento la «exige» el artículo 36 del Convenio de Estambul de 2011.
Sobre el abuso y la agresión sexual, se contempla que pasarán a ser delitos distintos. Ambos tienen un tipo agravado que incluye la penetración, con penas de cuatro a diez años y de seis a doce, respectivamente. En el caso del primero no se considera violación al no mediar violencia o intimidación. La reforma elimina ese condicionante y lo simplifica todo: desaparece el delito de abuso, lo que obliga a una redefinición de las penas, que sus impulsores desmienten que se concrete en una rebaja.
Según el CGPJ, esto «choca con el principio de proporcionalidad» porque «puede tener un efecto de desprotección de las víctimas, pues para el autor del delito no tendrá mayores consecuencias emplear un medio comisivo más lesivo que otro de intensidad menor».
Rosell, por su parte, explica que los planes del Ejecutivo tienen como objetivo pasar “de una concepción patriarcal del derecho donde el límite lo pone el no, a un sistema basado en el consentimiento libre donde los derechos se abren paso a partir de un sí consensuado y libre”. Recuerda la delegada del Gobierno para la Violencia de Género que a la llamada Manada de Manresa, que violó en grupo a una menor de edad, no se les pudo condenar por violación por estar ella en estado inconsciente y no haber podido decir que no.
Además, la que fuera diputada de Unidas Podemos ha recordado que el Consejo General del Poder Judicial, aunque con otros vocales, también criticó las ley contra la Violencia de Género de 2004 e, incluso, la del matrimonio igualitario
Источник 20minutos rossaprimavera youtube

2
Оставить комментарий

Ruslan Polusotsky

Я против любого вида насилия, но почему то подозреваю, что все эти половые законы не остановят насильника.

Если какой то человек, от природы склонен к жестокости, садизму и агрессии, а под воздействием алкоголя либо другого дурмана становится неуправляемым, то ему в момент «помутнения рассудка» будет не до законов или норм поведения. И уж точно он не будет просить согласие. Он неадекват и такого человека в идеале надо просто держать в дурке на транквилизаторах как потенциально опасного для всего общества, не только для женщин.

А если представить ситуацию когда два молодых человека в трезвом здравии, распылённые страстью, скинули с себя обувь, а следующим моментом парень берёт камеру, а девушка начинает с серьёзным лицом функционера говорить печатными буквами, что мол она добровольно, согласна, что ей в вагину , Василий Иванов введёт свой половой член и проведёт с ней половой акт…. то скорее всего, после этого заявления у Васи будет половая деисфункция на всю жизнь, а девушка от такого признания точно испытает омерзение, обуется и убежит в слезах.
Такое согласие звучит унизительно и отвратительно, но ведь оно по сути является единственным НЕДВУСМЫСЛЕНЫМ, всё остальное сказанное менее анатомическими словами и терминами можно интерпретировать как «А я имела в виду не то, а ЭТО» на что парень скажет — «а я что имел, то и ввёл…»

Ведь в законопроекте написано «следует понимать, что согласия нет, если жертва не выразила свободно посредством внешних, убедительных и недвусмысленных действий в соответствии с обстоятельствами свое явное желание участвовать в акте»

Не знаю на кого ориентированы такие законопректы — насильника всё равно не остановит закон о подтверждённом согласии, а у здоровых людей и так всё добровольно и взаимоуважительно.
Такое ощущение что чиновникам и политикам в виду их полной бесхребетности и боязни быть вне тренда о всеобщей толерантности ко всем истерящим — хочется услужить, даже если сама по себе идея абсурдна.

Юрий
  ответ для Ruslan Polusotsky

Этот абсурд — дитя двух родителей:
1) агрессивно насаждаемое разобщение общества: либерализм (выражаясь по-русски, поведение «каждый только сам за себя», «ничего личного — бизнес» и т.п.. В общем, «человек человеку волк»).
Либералы насаждают аморальность, истребляя любую ОБЩЕСТВЕННУЮ мораль, будь она религиозная или коммунистическая.
Итоговый продукт:
Отношения между людьми при победившем либерализме строятся не на морали, чести, справедливости и совести, а ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на формальных законах и на правоохранительной системе: законодательной и исполнительной власти.

Не будь здесь на цивилизованном западе постоянного полицейского контроля, они все здесь сожрут друг друга.

2) законодательно закреплённый перекос, — сокрушающая победа феминизма, одержанная над здравым смыслом, моралью.