El País (Испания). Ультраправые впервые победили на выборах в Италии

0
Правая коалиция во главе с Джорджей Мелони одержала победу на выборах в Италии, сообщает испанская газета El País. Некоторые читатели издания считают, что именно таких результатов ждал Владимир Путин.

El País (Испания). Ультраправые впервые победили на выборах в Италии / Даниэль Верду (Daniel Verdú)

По итогам обработки 97% бюллетеней коалиция консерваторов, постфашистов и популистов во главе с Джорджей Мелони (Giorgia Meloni) набрала 44% голосов на выборах в Палату депутатов и Сенат. «Настало время ответственности, мы будем править для всех итальянцев», — говорит наиболее вероятный кандидат на пост премьер-министра после выборов с рекордно низкой явкой.

Воскресные выборы стали политической встряской для Италии. Похоже, что ультраправые консолидируют свои силы в Европе. Около 50 миллионов итальянских граждан были призваны к урнам, чтобы выбрать имена и цвет нового правительства — 68-го за последние 76 лет — после преждевременного распада предыдущего, под руководством Марио Драги (Mario Draghi), в июле. Коалиция правых, сформированная ультраправыми партиями «Братья Италии» и «Лига», а также партией Сильвио Берлускони «Вперёд, Италия», одержала чистую победу на выборах в Палату депутатов и Сенат, набрав более 44% голосов, по итогам обработки более 97% бюллетеней. Это значит, что она теперь получит абсолютное большинство. Для лидера постфашистской партии «Братья Италии» Джорджи Мелони это огромное преимущество. Она смогла улучшить результаты 2018 года в шесть раз (перескочив с 4,3% до 26,2%). Теперь Мелони — наиболее вероятный кандидат, которому глава государства Серджо Маттарелла поручит сформировать правительство: она сможет стать первой женщиной-премьером в истории республики.

Итальянцы решительно проголосовали за коалицию правых и ультраправых. Такого политического конгломерата не было у власти со времён последнего правительства Сильвио Берлускони, которое распалось в 2011 году, когда Италия была на грани банкротства, а Мелони была уже министром по делам молодёжи.
При нынешнем безразличии и отсутствии интереса граждан к политике результаты недавних выборов никого не удивляют. На самом деле цифры отражают картину, которая сформировалась в июле, когда эти же самые политические группы в своих интересах разрушили правительство Марио Драги. Во время избирательной кампании правительство сохраняло безупречный нейтралитет. Однако явка на выборы в этот раз была рекордно низкой и составила почти 64%, что примерно на девять процентных пунктов ниже, чем в 2018 году. Это говорит о том, что интерес граждан к политике убавлялся с 1979 года.

С победой «Братьев Италии» расстановка сил кардинально изменилась. Партия, рождённая на руинах постфашистского «Итальянского социального движения», является единственным политическим формированием, которое не входило ни в одно из трёх правительств последнего созыва. Она не пострадала от правительственного кризиса и безжалостно отняла голоса ультраправых у «Лиги» Маттео Сальвини (Matteo Salvini), получившей 8,9%. Партия бывшего министра внутренних дел, лидировавшая в консервативном блоке в первом правительстве последнего созыва (и завоевавшая 33% на последних европейских выборах) в этот раз показала плохой результат, который мог бы спровоцировать кризис внутри формирования и, вероятно, напряжённость в коалиции правых.

Мелони появилась перед прессой после 2:30 ночи. Если во время избирательной кампании она выступала с пламенными речами, тот на этот раз она вела себя сдержанно, в свойственной чиновникам манере. «Настало время ответственности. Если мы хотим войти в историю, мы должны понимать, какую ответственность несём перед десятками миллионов людей. Если нас позвали управлять страной, то мы будем делать это для всех итальянцев», — начала Мелони с примирительных слов. «Избирательная кампания объективно была некрасивой. Она прошла на повышенных тонах, была жестокой и агрессивной. Мы пострадали, но ответственность несли другие. Италия и ЕС находятся в очень сложной ситуации, потребуется помощь от всех и спокойная атмосфера», — добавила она.

После того, как ночью в третий раз опубликовали результаты голосования, но уже с данными по Сенату, разрыв между партией Мелони и всеми остальными стал ещё заметнее. «Братья Италии» завоюют примерно столько же голосов, сколько в своё время небольшая прогрессистская коалиция во главе с социал-демократами в Сенате (26% вместе с другими более мелкими партиями). «Демократическая партия» Энрико Летты (Enrico Letta) станет первой по числу голосов оппозиционной силой, набрав 19%.

Результаты также говорят о недочётах в стратегии прогрессистского блока, поражение которого связано не только с полученными голосами. В Италии смешанная избирательная система, сочетающая в себе пропорциональную и мажоритарную системы и поощряющая создание коалиций. Но блок левых с «Демократической партией» Энрико Летты, получившей около 20% в Палате депутатов и Сенате, не смог прийти к соглашению с другими политическими силами, чтобы создать коалицию. С учётом результата «Движения пяти звёзд» Джузеппе Конте (Giuseppe Conte), завоевавшего около 15% в Палате депутатов и Сенате и сумевшего организовать избирательную кампанию и воспользоваться недовольством на юге Италии, обе силы могли бы создать блок, который вполне мог бы составить конкуренцию правым. Особенно если посмотреть на рост поддержки так называемого «Третьего полюса» (7,8% в обеих палатах) — коалиции мелких умеренно либеральных партий под руководством бывшего премьер-министра Маттео Ренци (Matteo Renzi) и одного из его бывших министров Карло Календы (Carlo Calenda).

Джорджа Мелони со своей партией получила такие впечатляющие результаты благодаря чудовищно низкой явке на юге Италии. В 2018 году «Братья Италии» завоевали только 4%, на которых партия держалась с момента своего основания в 2012 году и которые делали её второстепенной силой в коалиции правых. Но в минувшее воскресенье партия улучшила результат в шесть раз, к чему итальянская демократия пока не привыкла. Поддержка Мелони связана с недовольством и разочарованием в «Лиге», а также с потерей интереса к политике, о чём говорит низкая явка, и с необходимостью положиться на что-то новое. Ещё одна причина — нормализация ультраправых сил в стране: итальянцы не видят ничего радикального в политических позициях, которые открыто оспаривают некоторые социальные достижения XXI века. Снижение явки на выборы также наводит на мысли о том, что значительная часть населения не проголосовала за эту коалицию, но и не обеспокоена её появлением.

Ещё один вывод, который можно сделать из результатов первых опросов, заключается в том, что идёт радикализация правых. Этот процесс может стать тенденцией по всей Европе. Рост поддержки «Братьев Италии» связан со множеством социально-экономических и психологических факторов в стране.

Ответственность лежит и на партии Сильвио Берлускони «Вперёд, Италия», набравшей около 8% в обеих палатах. С самого своего основания в 1993 году она вынуждена была опираться на правых сепаратистов и сторонников превосходства северных регионов над южными (бывшая «Лига Севера») и постфашистские остатки «Итальянского социального движения», входившего уже тогда в состав «Национального альянса» Джанфранко Фини. Обе партии на протяжении многих лет были второстепенными героями политического шоу Берлускони в Италии и Европе. Неспособность Берлускони найти себе замену в партии/компании и неустойчивость поддержки избирателей привели к тому, что они стали ориентиром для сторонников правых на голосовании.

Последний раз, когда в Италии премьера назначали по итогам выборов, был в 2008 году. Тогда в результате победы на выборах Берлускони в третий раз возглавил правительство. С тех пор во главе Совета министров сменилось шесть лидеров, и ни один из них не победил на выборах или же хотя бы присутствовал в списке кандидатов, как, например, в случае с такими технократами, как Марио Монти (Mario Monti) или Марио Драги (Mario Draghi).

Но итальянцам не впервой. Итальянская избирательная система фактически не предусматривает избрания кандидата (до Берлускони последним таким в новейшей истории был Романо Проди). На протяжении десятилетий так обстояли дела с «Христианско-демократической партией», которая не могла предложить кандидатуру на пост главы правительства. Коалиции, созданные для управления страной, порой включали в себя четыре различные партии, и поэтому они заставляли сменять глав правительства, чтобы было равновесие. Избрание главы правительства было, скорее, символическим жестом. Когда граждане устают наблюдать за тем, как реальная власть в стране с каждым разом всё больше расходится с тем, за что они голосовали, это, конечно, в дальнейшем влияет на явку.

Берлускони был первым, кто ввёл конкретное имя, как символ партии. Несмотря на то что его потом сымитировали другие партии, исторически такое практиковалось больше в рядах правоцентристов. Левые более уважительно относились к парламентскому порядку и больше говорили о партии. Но огромная поляризация двух коалиций заставила поставить имя во главе каждой из них. Кандидат на пост премьера — предвыборная фикция. Отчасти поэтому правые предложили провести конституционную реформу, чтобы у страны была президентская система, вроде той, что в США или Франции, с тем чтобы обеспечить большую стабильность в Италии.

Комментарии читателей

Ana Aza
Мелони и Сальвини пообещали посадить в тюрьму мафиози из неправительственных организаций и уничтожить их судна. Итальянские границы будут защищены от вторжения. Какая зависть! А в Испании, наоборот, увеличится поток мигрантов. Безработица исчезнет, безработные будут заняты тем, что их заставят принимать тех, кто прибыл на лодках. Начинайте уже освобождать место у себя дома, миграционные центры скоро взорвутся.

Juan Lemoine
Ультраправые уже были у власти в Италии. Бенито Муссолини уже был у власти. Люди не учат историю.

Noel Soza
Вот каких результатов ждал Владимир Путин, а французские правые тоже, наверное, ликуют.

Pablo Eugenio Fernández
У левых после падения Берлинской стены в 1989 году не хватает аргументов и менеджмента. Они только и делают, что пинают и тыкают пальцем во всех, деля мир на хороших и плохих. Сначала англосаксы, которые, должно быть, сошли с ума из-за Брексита, затем Польша, Венгрия. Теперь Италия. Брюссель должен быть не источником конфликта и организатором новой Инквизиции Повесток и Глобализма, а средством для координации сил, достижения мира и продвижения к свободе. Он должен перестать пугать невидимыми чудовищами. Политический класс должен действовать сообща, как в Европе, так и в таких международных организациях, как ООН и ВОЗ.

Daniel Garcia
Победил единственный кандидат, не поддержавший правительство премьера Марио Драги, за которого никто не голосовал и который принадлежит европейской мафии, управляющей нами во главе с Урсулой фон дер Ляйен. Никто за них не голосовал, а они нами правят, да ещё и плохо.

Boris Alexander
Фон дер Ляйен хорошо бы последовать совету Мелони и быть сдержаннее в тонах: итальянцы по горло сыты тем, что ими правят технократы, которых они не выбирали и которые дружат с ЕС, как Марио Драги, и поэтому они впервые выбрали эту женщину-лидера. Такие невообразимые демократические жесты могут не понравиться Брюсселю, но Фон дер Ляйен лучше бы привыкнуть. То ли ещё будет.

Jean-Paul Dispot
Это коалиция правоЦЕНТРИСТОВ. Хватит уже использовать это неправильное название «ультраправые».

F.M. Bar
Мелони — не фашистка, а консервативный лидер-популист, и она ни разу не говорила о том, чтобы установить авторитарное правительство, или выражала симпатии нынешним диктаторским режимам, как это делали испанские ультралевые по отношению к таким же, как они: Куба, Венесуэла и Никарагуа.

Ajo Arriero
Италия — политическая несуразица. За 68 лет 67 глав правительств — это что-то неслыханное. Посмотрим, сколько продержится эта визглявая.

Power Ranger
Путин потирает руки.

José Luis López
Феминистки будут довольны. Наконец в кресле будет сидеть женщина, а это всегда хорошо. Всегда-всегда-всегда-всегда-всегда…

abc abc
Удачи Италии. Посмотрим, если сейчас хоть немного возобладает здравый смысл в таких темах, как неконтролируемая нелегальная миграция и ЛГБТ-идеология, навязанная глобалистами с повесткой до 2030 года, которым прислуживает половина европейских парламентариев.

Kiko Neville
Нормальные люди уже устают.
Только левые продолжают в своём духе; никто не знает, кто он и куда он нас ведёт.
Вот был бы Маркс…

Manu Garrido
Провал левых становится всё более очевидным… причём не только в Испании, но и в Европе. На днях был триумф правых демократов в Швеции, вчера «Братьев Италии» Джорджи Мелони, партнёра испанского «Голоса»… Поскольку левые ничего не могут предложить, брошенные граждане обращаются к партиям, которые не засорились социал-демократией и ультраправыми идеями без решений… Европа и Испания идут по пути Швеции и Италии…

GALLETAS MUY RICAS
А у нас в Испании правит коалиция ультралевых социал-демократов, которых поддерживают коммунисты-сепаратисты и бывшие террористы. Вот так и живём, поэтому не надо пугать нас эпитетами.

Источник inosmi

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie. Принять Подробнее