Испания — передовой боец с Россией и Китаем на фронте «Северная Африка»

0
Северная Африка теперь входит в зону стратегических интересов НАТО, так как является ареной противостояния с Россией, пишет Al Araby Al Jadeed. И значительную роль в этом противоборстве будет играть Испания.

Северная Африка становится новой ареной противостояния НАТО с Россией и Китаем / Абдель Хамид Иджмахири

Новая стратегическая концепция НАТО поместила Северную Африку в зону стратегических интересов альянса на южном фланге. Таким образом, новая военно-политическая карта организации впервые зафиксировала, прямо скажем, сместившуюся на юг, в сторону чёрного континента, линию фронта, хотя главную роль в заявлениях, документах и планах НАТО занимает восточный фланг Европы, где Россия ведет военную операцию на Украине.

Москва расценила это как объединение государств против нее. Как отметил заместитель министра иностранных дел Александр Грушко, взгляд на Россию как на прямую угрозу, которую необходимо сдерживать со всех сторон, является для нее опасным сдвигом, так как в стратегической концепции 2010 года страна рассматривается в качестве партнера НАТО в области безопасности.

Среди упомянутых в документе регионов, составляющих арену противостояния с Россией, упоминается Северная Африка. Поскольку местный масштаб влияния Москвы варьируется в экономическом, военном и других планах (в Ливии, Алжире и Марокко), позиция НАТО в отношении региона определяется ходом голосования против России по украинскому файлу. Как известно, Алжир воздержался от голосования, Мавритания осудила российские действия, а представитель Марокко вовсе отсутствовал на сессии ООН. Мы увидели, что определяющим фактором в решении каждого государства является его национальный интерес, но это не помешало дальнейшему развитию ситуации и более четкому позиционированию в грядущем конфликте.

Возможно, одним из аспектов, проливающих свет на будущее Северной Африки в свете стратегических событий, является роль Испании. Она стала решающей, поскольку, можно сказать, ей удалось составить новую «дорожную карту» альянса и добиться ее решительного принятия. Кроме того, Мадрид приложил максимум усилий для успешной организации саммита. Его целью было укрепить представление, что южный фланг альянса также важен, как и остальные. Как выразился премьер-министр Педро Санчес: «Мы позаботились о том, чтобы южное крыло НАТО не было забыто». Поэтому роль Испании является важным ключом к пониманию текущей ситуации в Северной Африке и ее перспектив.

Испания вступила в новую фазу стратегических отношений с Марокко и благодаря своей роли в организации саммита стала представителем НАТО по вопросам, касающимся иммиграции и терроризма, а преимуществом нынешней ситуации с южным соседом является заключение договоренностей, достойных ХХI века. Тем временем Мавритания возобновила ратификацию Соглашения о сотрудничестве, добрососедстве и дружбе с Мадридом, которое подписала в 2008 году.

Испанцы держатся на расстоянии от Алжира из-за проблемы Западной Сахары, поскольку приняли историческое решение, которое не удовлетворяет алжирское государство. Напряженная ситуация между ними привела к применению нефти и газа в качестве оружия, что НАТО считает запрещённым для применения в отношении какой-либо из его стран.

В списке кризисов, возникающих в африканском пространстве по соседству с НАТО, генеральный секретарь Йенс Столтенберг упомянул о терроризме, нелегальной иммиграции, угрозе использования газа и нефти в качестве оружия и так называемых «гибридных войнах», в рамках которых территории Северной Африки являются либо источником, либо ареной конфликта и влияния внешних сил. Возможно, в этом заключается смысл заявлений генерального секретаря альянса, когда он отметил, что государства-члены обеспокоены стремлением России и Китая к политической, экономической и военной экспансии на южных границах НАТО. Альянс указывает на нестабильность, которую может вызвать их возросшее влияние, в связи с чем он будет убеждать своих партнеров в регионе занять жесткую позицию по принципу «кто не с нами, тот против нас».

Китай находится на передовой, и альянс впервые решил обвинить его в создании систематических угроз. Если остальной мир, особенно в Тихоокеанском регионе, стал антикитайским фронтом, то Северная Африка озабочена будущим стратегических инвестиций Пекина в бассейне Средиземного моря, странах Африки к югу от Сахары и в Северной Африке. Китайское государство расширяет влияние в регионе, особенно в экономической сфере и как стратегический партнер, хотя формального и неформального военного присутствия там не имеет. У него прочные отношения с союзником НАТО и Европейского союза –Марокко, которое диверсифицировало свои отношения решением короля Мухаммеда VI в 2016 году. И Мавритания также не отказывается от перспектив экономического сотрудничества с Пекином. То же можно сказать и об Алжире. Мы ограничимся упоминанием стран Магриба на юге Средиземноморья из-за их тесного контакта с конфликтующими международными игроками и способности влиять и воздействовать на регион в данное время.

Ближайшее будущее не будет для стран радужным, за исключением тех, кто смог занять твёрдую позицию по трехсторонней войне, которая занимает все мысли Европы, а также еще одному стратегическому вопросу, волнующему союзников по НАТО. В частности, эти страны следуют надежному и убедительному подходу в области безопасности. Речь идёт о борьбе с терроризмом, то есть стратегии по созданию условий для стабильности и развития, и политических мерах по защите суверенитета в ходе выстраивания международного партнерства на основе национальных интересов. Вероятно, самой большой ошибкой будет избрать узкий взгляд на ситуацию и отказаться от любого сотрудничества и протянутой руки для построения эффективного североафриканского блока, способного сыграть роль в достижении глобального стратегического баланса. Но это уже другая история!

Источник inosmi

Оставить комментарий