Польша: Испанский россиянин — значит шпион. Про арестованного Пабло Гонсалеса

Pablo González: una acusación de espía, 8 meses preso en Polonia y cero transparencia

0

Текст: Олег Хавич, vz.ru / В Польше местная шпиономания вошла в конфликт с правами человека, причем конкретного – гражданина одной из стран ЕС. На территории Польши с 28 февраля находится в заключении испанский журналист-фрилансер Пабло Гонсалес, которого польские власти бездоказательно обвиняют в работе на российскую разведку.

О его судьбе ранее сообщали британская газета The Guardian и «Голос Америки*», для которого Гонсалес подготовил ряд репортажей в 2020-2021 годах. А на днях развернутый материал о судьбе журналиста опубликовала немецкая газета Die Tageszeitung. Его текст перепечатали многие польские издания, в частности популярный портал Wirtualna Polska, и как любая публикация в Германии о Польше, она вызвала резонанс на берегах Вислы.

Немецкие журналисты, в отличие от своих англосаксонских коллег, написали прямо: Гонсалес задержан без каких-либо доказательств противоправной деятельности, вся его «вина» – работа в качестве журналиста в Донбассе и двойное гражданство (Испании и России). Дело в том, что его мать – дочь «ребенка войны» из Испании, попавшего в Советский Союз еще до переворота генерала Франко. После распада СССР многие из этих людей и их потомки вернулись в Испанию, в том числе госпожа Гонсалес и ее сын. Павел Рубцов, изначально носивший фамилию отца, стал Пабло Гонсалесом, взяв девичью фамилию матери.

«В гражданском регистре Испании с 1991 года он фигурирует под двумя именами в соответствии с актом о расторжении брака его родителей», – говорит испанский адвокат Гонсалеса, которого польские власти не допускают к подзащитному. Когда журналиста задержали, он имел при себе паспорта Испании и России, и в каждом стояло соответствующее имя. Поэтому польская полиция заявила, что они фальшивые, хотя ордер на арест был выписан на имя Павла Рубцова. Отец Пабло Гонсалеса, Алексей Рубцов, живет в Москве, до ареста отправлял ежемесячно своему сыну по 350 евро. Польские власти посчитали их доказательством работы Гонсалеса на спецслужбы России, хотя это часть денег за аренду квартиры его бабушки в Москве.

Сразу после ареста были предположения, что Пабло Гонсалеса арестовали по доносу киевских властей – ведь именно на подконтрольной Киеву части Донбасса он был задержан 6 февраля 2022 года, вывезен в Киев, где подвергся многочасовым допросам. Но тогда журналиста отпустили благодаря усилиям посольства Италии, 25 февраля он беспрепятственно покинул Украину и въехал в Польшу. В этой стране он до самого ареста освещал ситуацию с приемом украинских беженцев.

Однако, похоже, испанский журналист стал жертвой чисто польской шпиономании, кампанию которой власти в Варшаве стали раскручивать сразу же после начала российской военной операции на Украине. А уже в конце марта 2022 года министр юстиции и одновременно генпрокурор Польши Збигнев Зёбро объявил, что в связи с ситуацией на Украине его ведомство подготовило законопроект об ужесточении наказаний за шпионскую деятельность, вплоть до пожизненного заключения. Также предлагается ввести в Уголовный кодекс Польши новые виды правонарушений: «подготовка к шпионской деятельности» (до восьми лет заключения) и «непреднамеренный шпионаж» (до пяти лет).

Если в первом случае речь идет о государственных служащих, хотя бы имеющих доступ к конфиденциальным данным, то под второй можно подвести практически любого человека. В этом уверена прокурор Эва Вжосек, которая сама стала жертвой незаконной прослушки со стороны ведомства Збигнева Зёбро. По ее мнению, понятие «неумышленный шпионаж» слишком широкое, и в зависимости от политических интересов генеральной прокуратуры и правительства может быть «кнутом» для каждого инакомыслящего гражданина, неправительственной организации, компании или политической партии.

Хотя подобные предостережения звучали от многих польских юристов, замминистра юстиции Польши Марчин Вархол в начале ноября заявил, что законопроект об ужесточении наказания за шпионаж будет рассмотрен в Сейме в ближайшее время. Причем, судя по путаным объяснениям пана Вархола и его шефа, обвинять в «непреднамеренном шпионаже» будут в стиле романа Джорджа Оруэлла «1984» с его «мыслепреступлениями».

Стоит отметить, что в Польше поиск «агентов Кремля» давно превратился в своеобразный национальный вид спорта. Особенно в нем преуспел лидер правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качиньский. Он регулярно обвиняет в работе на Москву как лидера самой мощной оппозиционной партии «Гражданская коалиция» Дональда Туска, припоминая тому прием Владимира Путина в Польше, так и правых консерваторов.

В свою очередь, близкий к польским правым портал Wiesci24 в конце октября потроллил самого Ярослава Качиньского, напомнив, что тот выезжал за границу в то время, когда покинуть Польшу было практически невозможно. «Как сам Качиньский рассказывал в интервью, в 1967 году он был в Одессе. В 1984 году он отправился в Вену. В начале 1990-х Качиньский снова поехал в Вену. До этого он полтора года пил водку с русским шпионом в квартире последнего в варшавском районе Прага. В продвижении Качиньскому помогал коммунистический аппаратчик. Почему? Может быть, из-за… связей с русскими?» – вполне в стиле лидера ПиС написали журналисты.

Но тем, кого польские власти обвинят в связи с Россией, совсем не до шуток. К примеру, бывший депутат Сейма, журналист Матеуш Пискорский, который не скрывает своих симпатий к России, три года провел в следственном изоляторе. Его бездоказательно обвинили в сотрудничестве с российской разведкой, а также в продвижении интересов России и манипулировании настроениями польского общества.

Даже Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям сочла затянувшееся содержание политика под стражей до суда нарушающим ряд статей Международного пакта о гражданских и политических правах, призвав его освободить. Пискорский вышел на свободу под огромный по польским меркам залог в 50 тысяч долларов еще в мае 2019 года, но с тех пор суд по его делу так и не завершен. Кстати, в последнее время польские СМИ опять преисполнены нападок на Матеуша Пискорского, ведь он перевел книгу российского философа Александра Дугина. Новых обвинений, правда, пока не выдвинули, но презентацию книги в Гданьске два раза запретили.

При этом Пабло Гонсалеса, судя по всему, ждет судьба его польского коллеги. В августе испанскому журналисту второй раз продлили срок пребывания под стражей, так и не передав дело в суд, и в конце ноября польские спецслужбы опять готовятся сделать то же самое. Однако его освобождения хотя бы требуют профессиональные организации (Международная федерация журналистов и Международный институт прессы) и коллеги-журналисты. Именно благодаря последним и стало известно, что Гонсалеса содержат в условиях строгой изоляции, разрешают прогулку лишь час в сутки со скованными руками и в сопровождении нескольких надзирателей, не позволяют встречи с женой.

А вот судьба еще трех людей, обвиненных в шпионаже в пользу России, об аресте которых в Польше сообщали в марте, апреле и августе 2022 года, абсолютно неизвестна. При этом польские власти даже не скрывают, что ведут в стране кампанию устрашения. Замминистра юстиции Марчин Вархол прямо заявил, что «угроза наказания за шпионаж носит превентивный характер».

Но под прицелом спецслужб Польши оказались не только инакомыслящие поляки, но и граждане России, число которых на берегах Вислы в последние месяцы возросло. Один из трех упомянутых выше арестованных по обвинению в шпионаже – россиянин, который до того 18 лет занимался бизнесом в Польше, создавал там рабочие места и платил налоги. Не исключено, что со временем все граждане РФ в Польше будут поставлены перед выбором: либо работа на польские спецслужбы – либо выдворение (в лучшем случае), а то и арест «за работу на российскую разведку».

La llegada de las primeras informaciones sobre el estallido de la guerra en Ucrania coincidieron en el tiempo con una noticia que causó cierta perplejidad y estupor en España. Pablo González, un periodista español que estaba cubriendo el conflicto y la crisis de refugiados, había sido detenido en Polonia, cerca de la frontera con Ucrania, y acusado posteriormente por la Fiscalía polaca de ser un espía ruso.
Lo que parecía en un principio una trama descabellada se cubrió enseguida de misterio y hasta de morbo, ante la realidad de que, efectivamente, González tenía doble nacionalidad y doble nombre en el registro. Hijo de padre ruso y nieto de un español exiliado como ‘niño de Rusia’ durante la Guerra Civil, Pablo González nació en Moscú en 1982 bajo el nombre de Pavel Rubtsov. Todo legal y registrado, según asegura su abogado.
La confusión de los primeros días cedió a la angustia, al conocerse que el periodista permanecería al menos tres meses en prisión provisional en Polonia, según habían determinado las autoridades. Y luego otros tres meses, y luego otros tres, y así se han cumplido ocho meses desde que González fue detenido. En este tiempo, no se ha conocido ninguna prueba que avale la acusación. Él ha denunciado que Polonia está “violando sus derechos humanos”. Y su familia, su defensa y los expertos que siguen el caso están inquietos.
El ministro de Exteriores español, José Manuel Albares, llamó a principios de octubre a su homólogo polaco y le pidió que el periodista “tenga un juicio público lo antes posible”, según dijo Albares en el Senado. Sin embargo, ese juicio no llega. Y mientras, González se encuentra prácticamente incomunicado y en dudosas condiciones en la cárcel de Radom.
Aislado como “prisionero peligroso”
Con su familia sólo puede comunicarse por cartas –que son revisadas, leídas y traducidas por los responsables de la prisión–, y esto hace que no haya podido oír la voz de sus tres hijos en ocho meses, según denunció él mismo en un escrito remitido al Tribunal Europeo de Derechos Humanos de Estrasburgo en el que argumentaba que Polonia estaba violando varios artículos de la Convención de Derechos Humanos. González denunciaba que se le había catalogado “injustamente” como “prisionero peligroso”, de modo que el aislamiento es mucho mayor: esposas continuamente, vigilancia constante de la celda y el baño, sólo una hora de patio al día, mala ventilación, sin contacto con otros internos.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie. Принять Подробнее