Европа между чувствами верующих, свободой совести и свободой слова

0

В Европе не утихает скандал вокруг польского рок-музыканта Адама Дарски, которого судят за оскорбление чувств верующих. Его поддерживают некоторые деятели культуры, призывающие отменить, как они полагают, «средневековые законы». А многие политики, напротив, говорят о недопустимости нападок на религию. О том, почему эта история взволновала всю Европу, — в материале РИА Новости.

«Почему судят за фото, а не за педофилию?»

Сразу три громких дела по одной статье. В польском Плоцке судят трех ЛГБТ-активисток за то, что они, по мнению прокуратуры, «издевательски исказили» икону Богоматери «Ченстоховская». У самого почитаемого в стране образа девушки изменили цвет нимба на радужный. И расклеили изображения по всему городу. Переделанная икона висела на дверях общественных туалетов и на мусорных баках, что особенно возмутило людей религиозных.
В Варшаве — не менее скандальное разбирательство. Профессора физики Магдалену Пекул-Кудельскую обвиняют по той же 196-й статье Уголовного кодекса за оскорбительное для верующих участие в ЛГБТ-акции пятого августа прошлого года. Демонстранты развесили радужные флаги на разных зданиях в польской столице. А Магдалена нацепила его на статую Христа у входа в церковь Святого Креста.

Если суд признает их виновными, то в лучшем случае женщин ждет крупный штраф. В худшем — два года тюрьмы.

Угроза заключения нависла над еще одним нарушителем польского закона «Об оскорблении чувств верующих»— известным рок-музыкантом из группы Behemoth Адамом Дарски. Тот в 2019-м выложил в соцсети фото, на котором наступает на изображение Девы Марии.

Случай с артистом стал последней каплей. После этого тысячи представителей творческой интеллигенции потребовали отменить закон. Сам Дарски создал фонд помощи деятелям искусства, обвиненным в нарушении этой статьи.

«Что ситуация говорит о судебной системе в Польше? Многие случаи педофилии среди духовенства замалчиваются, и преступники почти никогда не сталкиваются с законом. А за что в два счета осуждают художника? За публикацию фото в социальных сетях? Это абсурдно!» — возмущается Дарски.

Солист группы Behemoth Адам Дарский - РИА Новости, 1920, 25.02.2021
Солист группы Behemoth Адам Дарски

Его заявление затронуло самый чувствительный нерв польского общества. Дело в том, что разбирательства совпали со скандалом в Католической церкви. Там расследуют дело польского кардинала Станислава Дзивиша, который много лет был личным секретарем первого в истории польского понтифика Иоанна Павла II. Его обвиняют в сокрытии многочисленных случаев растления малолетних священниками. Для страны, где 97 процентов населения исповедуют католицизм, это настоящий шок.

Однако если для обвинения кардинала потребовалось несколько лет тщательного сбора доказательств, то для возбуждения дела против музыканта хватило одной жалобы. Польский закон о богохульстве работает просто: любой может обратиться в прокуратуру. И в последнее время число заявлений стремительно растет: если в 2018-м их было 90, то спустя пару лет — уже 146.
«По нашим данным, преступления, связанные с оскорблением религиозных чувств, в последние годы совершают все чаще», — сообщал журналистам представитель прокуратуры. В 2016 году, по его словам, суд вынес десять обвинительных вердиктов, по итогам 2020-го — аж 29.

Демонстрация в поддержку ЛГБТ в Варшаве - РИА Новости, 1920, 25.02.2021Демонстрация в поддержку ЛГБТ в Варшаве

От штрафа до смертной казни
Этот показатель — рекордный с 1998 года, когда закон вступил в силу. С момента принятия его постоянно критиковали, несколько раз пытались отменить, однако пять лет назад Конституционный суд Польши поставил точку в этом вопросе. Теперь документ называют «электоральным подспорьем». Политикам и религиозным деятелям указывают на то, что они используют его для «поднятия рейтинга» среди консервативно настроенных поляков.

За пределы чисто юридических споров закон о богохульстве вырвался еще из-за недовольства Брюсселя. Руководство Евросоюза неоднократно критиковало Польшу за «несоблюдение демократических ценностей». Мол, обвинениями в оскорблении чувств верующих власти душат свободу слова. Диссонанс с картиной «европейских свобод» усиливает и то, что преследуют в основном представителей ЛГБТ-движения.
В Польше на это парируют: не только в этой стране, но и в Европе в целом наказывают за богохульство. Первые законы на этот счет появились еще в конце XIX века. Тогда осуждали только за оскорбления католической и протестантской веры. В 70-е и 80-е статьи расширили до «представителей всех религий», прежде всего из-за увеличения доли мусульман.
Однако в большинстве европейских стран такие законы фактически не работали: не было веских поводов. Из-за этого многие государства отменили меру. Катализатором стало нападение на редакцию Charlie Hebdo в начале 2015-го: тогда противники запрета на богохульство утверждали, что он, по сути, «наводит цель» для разного рода радикалов.

Цветы и табличка с надписью Je suis Charlie у посольства Франции в Москве - РИА Новости, 1920, 25.02.2021
Цветы и табличка с надписью Je suis Charlie у посольства Франции в Москве

Несмотря на это, в ряде стран ЕС за оскорбления верующих все еще наказывают. Помимо Польши, уголовные разбирательства предусмотрены в Австрии, Германии, Испании, Италии. Последняя по количеству судебных решений, согласно данным правительственной комиссии США по религиозным свободам, и вовсе в одном десятке с мусульманскими странами.

За богохульство на Апеннинах преследуют в основном публичных деятелей. Недавно, например, уже третий раз нарушил закон вратарь «Ювентуса» Джанлуиджи Буффон. Во время одного из матчей, следует из решения суда, он в эмоциональном контексте «всуе произнес слово «Бог» (Dio). Оправдания футболиста — что он говорил про своего дядю (zio) — не спасли от приговора. Звезда футбола должен выплатить штраф в пять тысяч евро.
Впрочем, кара не такая суровая, как, например, в ближневосточных государствах. В Саудовской Аравии за оскорбление религии могут казнить.
В целом богохульство уголовно наказуемо в 84 странах мира. В их числе и Россия. Соответствующий закон приняли в 2013-м после нашумевшего «панк-молебна» Pussy Riot в храме Христа Спасителя. С 2014-го по этой статье (148 УК) признали виновными 30 человек. Самым громким стало дело уральского блогера Руслана Соколовского, который в 2016 году выложил в YouTube ролик «Ловим покемонов в церкви». Суд приговорил его к 2,3 года условно.

Заседание суда по делу блогера Руслана Соколовского в Екатеринбурге - РИА Новости, 1920, 25.02.2021
Заседание суда по делу блогера Руслана Соколовского в Екатеринбурге

Правовой тупик

Принятые в разных странах законы о богохульстве, по замыслу создателей, призваны прежде всего «защитить верующих от ущемления прав и свобод». С этой же мотивацией их не отменяют в европейских странах. Однако сами религиозные граждане заявляют об ином.
Например, в Германии мусульмане говорят об ущемлении права носить никаб — женскую одежду, полностью закрывающую лицо. Власти федеральных земель постепенно запрещают надевать никабы в образовательных учреждениях.
«Я считаю, что в правовом обществе люди должны показывать лицо», — заявил премьер-министр Баден-Вюртемберга, где летом прошлого года ввели наказание за появление в никабе в школе.
Последователи ислама пытаются оспорить запрет. В том числе и через закон «Об оскорблении чувств верующих». Но безрезультатно. Одни политики заявили, что такая мера должна работать не только для христиан, но и для мусульман. Другие призвали не смешивать «сферы права»: одно дело вопросы «интеграции в общество», здесь запреты на религиозную одежду уместны, другое — «нападки на религиозные группы». Поэтому оскорбления тех же лютеран, коих в стране большинство, нужно пресекать.
Женщина в никабе - РИА Новости, 1920, 25.02.2021
«Речь идет о так называемой кооперационной модели. Только у лютеран и католиков, например, до недавнего времени было право отправлять священников в войска. То есть речь идет о выборочном действии закона. В России иначе: у нас в Конституции прописано равенство всех религий перед законом. Хотя понятно, что на деле не всегда так», — говорит председатель совета Российской ассоциации защиты религиозной свободы Александр Кудрявцев.
При этом, уточняет он, в разных европейских странах по-своему действуют «антибогохульнические» законы. Отсюда и споры вокруг отдельных государств, чьи меры идут вразрез с общеевропейскими принципами.
Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, религиовед Роман Лункин считает, что проблема куда глубже. Речь, по его мнению, идет о тонкой грани между «соблюдением прав верующих» и «обеспечением свободы слова».
«Это приводит к постоянным конфликтам, прежде всего в католических странах ЕС — Италии и Польше», — отмечает он.
Противоречие, по его словам, неразрешимое. Каждому европейскому государству, как и каждому «свободному художнику», придется делать выбор и нести за него ответственность.
Источник ria

Оставить комментарий