Беженцев в Польше меньше не становится. Есть угроза бездомных и голода

0
В Польшу после начала конфликта на Украине приехало рекордное количество беженцев. Многие поляки приняли их в свои дома, но теперь хотят вернуться к нормальной жизни, пишет Onet.pl. Не тут-то было: у правительства нет никаких программ переселения беженцев. Назревает угроза бездомности и даже голода, говорят эксперты.

Onet.pl (Польша) / Беженцев в Польше меньше не становится. «Есть угроза появления бездомных и голода» / Алицья Вирвицка

Они оставляют свои дома, имущество, часто близких. И бегут в неизвестность. Фонд «Открытый диалог» с самого начала конфликта на Украине помогает беженцам, солдатам, раненым. Сейчас фонд бьет тревогу. Денег начинает не хватать, а проблем становится все больше. «К нам уже приходят люди, которые приняли беженцев в свои дома, но хотели бы вернуться к нормальной жизни. И их сложно обвинять. Я опасаюсь появления бездомных и голода», — говорит Кайетан Врублевский (Kajetan Wróblewski) из фонда.

Члены фонда хорошо помнят первые дни войны. Они делали то же, что и все. Ездили на границу, привозили людей, которые ждали там тысячами. Матери, дети, старики, больные. Машины двигались практически без остановок. Позже начались поиски квартир для тех, кто приехал в Польшу.

Так появились Дома мам, наладилось сотрудничество с людьми, отдающими свои вещи. Но все меняется, и не только в отношении тех, кто спасается от кризиса.

В Польше будет больше бездомных?
«Динамика изменений огромна, — признается в разговоре с Onet.pl Бартош Крамек (Bartosz Kramek) из «Открытого диалога». — Мы делаем все больше. Сначала сосредоточились на бронежилетах и шлемах. Их повсюду не хватало, и цены были просто космические. Люди толпились на складах, вырывали друг у друга товары. Сотрудники территориальной обороны поначалу бегали в кроссовках. У них ничего не было. Тогда мы сосредоточились на том, чтобы удовлетворить эти потребности. В какой-то момент даже запустили собственное производство жилетов. Появились люди, которые хотели помочь. Это были солдаты из Соединенных Штатов, военные специалисты. Именно они помогали создать жилет, устойчивый к разным видам оружия».

Но с начала конфликта изменились не только потребности украинской армии. Многое поменялось в отношении беженцев. Уже несколько недель все больше людей решает вернуться на Украину. Тем не менее, другие приходят на их место. А средства на помощь заканчиваются.

«Мы предвидели, что единодушная помощь поляков — хотя и фантастическая — имеет пределы и не заменит скоординированную политику на государственном и местном уровнях. Должна быть поддержка или, по крайней мере, серьезные сигналы и стимулы системного характера, которых не хватает. Это становится очевидным. Мы получаем все больше свидетельств о том, что люди хотели бы вернуться к нормальной жизни, что больше не справляются финансово или даже психологически. Их нельзя за это винить. Мы все время боимся, что в какой-то момент гуманитарный кризис станет более чем реальным», — говорит Крамек.

«Открытый диалог» занимается переселением беженцев. Тех, кому пришлось покинуть прежние жилища или кому не удалось самостоятельно что-либо арендовать. Фонду проще, он воспринимается надежнее, чем «мать с тремя детьми иностранного гражданства». Часть остается в Польше, часть едет дальше, на Запад. Этим занимаются волонтеры, потому что, как они говорят, правительственной программы нет, а Польша не в состоянии принять такое количество беженцев.

Проблемы с переселением
«Программы переселения нет. Между тем многие западные страны готовы принять беженцев, есть и социальная готовность к этому шагу. Польша не в состоянии достойно принять всех беженцев и разместить их у себя. Правительство вообще не поднимает эту тему, не говоря уже о действиях. Мы делаем это, насколько возможно, но мы — всего лишь небольшой фонд», — говорит Крамек.

Того же мнения придерживается Кайетан Врублевский, который координирует вопросы, связанные с переселением. Впрочем, этим он занимается уже много лет. Задолго до начала конфликта на Украине он помогал беженцам.

«Символом беженцев стала женщина с ребенком, часто это женщины с несколькими детьми. В такой ситуации трудно найти работу или квартиру. Эти люди не хотят быть на социальном обеспечении. Они стремятся нормально работать и жить, а этого сейчас Польша не может им предложить. Мы должны думать о детских садах, яслях, здравоохранении. У Польши нет такого огромного миграционного опыта. Она не была готова. Однако правительство, похоже, не видит этого. Польша должна заниматься переселением беженцев. Пока другие страны хотят принимать граждан Украины, мы должны этим пользоваться. Как народ мы гостеприимны, но теплое сердце не заменит еды и жилья», — говорит Кайетан Врублевский.

«К сожалению, это может плохо кончиться, если мы не начнем действовать системно. К нам уже приходят люди, которые приняли под свою крышу беженцев, но хотели бы вернуться к нормальной жизни. Их нельзя винить. Я боюсь явления бездомности и голода. Теперь целью должно быть не оборудование больших помещений для ночлега, а размещение беженцев в местах, где они могли бы начать нормальную жизнь. Только этим никто не занимается», — говорит Врублевский.

Многие страны по-прежнему охотно принимают беженцев. Особенно скандинавские. Желание выражает также Ирландия. Однако здесь есть еще одна проблема. Снова финансовая.

«На данный момент нет даже бесплатных тестов на COVID-19. Между тем, большая часть стран требует их при въезде. Эти расходы несем мы. Это огромная проблема, потому что наши финансы исчерпаны. Мы существуем на пожертвования, а у людей кончаются деньги», — отмечает Врублевский.

О том, что существующие решения не работают так, как предполагалось изначально, говорит и Бартош Крамек. Он приводит пример варшавских выставочных павильонов Expo и Ptak, которые для многих людей на долгое время стали единственным домом.

«Инфраструктурно мы сейчас не готовы принять такое количество людей. Конечно, есть и павильоны, превращенные в ночлежки, как знаменитый Ptak под Варшавой, но здесь первоначальные идеи расходятся с реальностью. План состоял в том, что эти люди будут проводить там по несколько дней. Между тем некоторые остаются в этих местах на многие недели».

Поэтому «Открытый диалог» пытается обеспечить не только лучший быт для беженцев. «В среднесрочной и долгосрочной перспективе я вижу следующую возможность: приехавшие могут дать нам импульс развития — демографический и инфраструктурный, потребуются новые инвестиции, но мы должны позаботиться об их интеграции и адаптации к потребностям рынка труда. Это довольно сложная задача в случае женщин, у которых на руках дети и старики, но это необходимо сделать. Многое зависит от того, присоединятся ли в перспективе к ним члены их семей. Нам нужна реальная иммиграционная политика, которая будет основываться на двух столпах: переселении и интеграции», — говорит Крамек.

Проблемой также является переселение внутри Польши. Большинство беженцев предпочитает оставаться в крупных городах.

«Это вопрос доступа к рабочим местам, образованию. Они чувствуют себя безопаснее в больших городах, но это иллюзия. Часто эти небольшие местные органы власти все еще могут и хотят на что-то влиять. В округах свободнее, больше места и возможностей для размещения беженцев. Мы возлагаем большие надежды на сотрудничество с местными органами власти», — добавляет Крамек.

Оставить комментарий