Время раскрывает подробности. Сеута: как и что было, что есть и что будет

0

Сеута – испанский анклав на африканском побережье Гибралтара. Небольшая территория в 18 квадратных километров отделена от Марокко стеной с колючей проволокой. Ее-то тысячи нелегалов и штурмуют. Логика проста: попав в Сеуту, они автоматически попадают на территорию Испании, официально становятся беженцами и проблемой Евросоюза. Испанцы, обойдя традиционные для государства бюрократию и волокиту, с незваными гостями на этот раз особо не церемонились, применив силу: резиновые дубинки, резиновые пули, армия и… И никакого осуждения со стороны европейских правозащитников. А из политических кругов Греция и Италия и вовсе звучат голоса поддержки.

В разгар дипломатического конфликта между Испанией и Марокко марокканские пограничники сидели на стульях, спокойно наблюдая, как мимо них в Европу идет цунами из людей. Спустя двое суток полного хаоса на границе они, наконец, получили приказ прикрыть миграционный «вентиль». В ход тут же пустили дубинки. В ответ полетел град камней. К вечеру подожгли скутер. На рассвете люди снова пробовали пересечь границу. Небольшими группами. Тех, кому удавалось, встречали уже испанские военные, одних сбрасывали в воду, других отгоняли слезоточивым газом.

«Испанцы стреляли по нам резиновыми пулями и поливали газом, я не знаю почему, они стреляли, дочку прогнали обратно, ей 13 лет. Это позор, им должно быть стыдно», – сказала одна из мигранток.

Солдаты так и остались дежурить у пограничной стены прямо на пляже, даже военную технику оттуда не убрали. Желающих идти на прорыв стало заметно меньше.

А еще на море поднялась большая волна – мигранты ждут ночи. Но за эти дни еще 2 тысячи человек смогли пробраться в Сеуту, этот испанский анклав на территории Северной Африки. Для этого им пришлось преодолеть вплавь около 200 метров вокруг той стены, это и есть граница, с той стороны Марокко, а с этой уже Испания.

В общей сложности в анклаве оказались около 8 тысяч беженцев, точно никто так не сосчитал, но в любом случае это уже абсолютный рекорд.

«Люди думали, что это вторжение, они испугались, люди устали. У нас у самих высокая безработица в Испании, с кризисом, с пандемией. Когда еще больше приезжает людей из других мест, чем для нас всех это закончится?» – говорит один из местных жителей.

После начала пандемии даже у таксистов клиентов не стало, несколько месяцев из-за ковида люди вообще не выходили из дома. Так что появление в городе с населением 84 тысячи человек дополнительных 8 тысяч, даже с учетом того, то часть уже выслали, все равно очень чувствительно.

«Эти мигранты создают одни проблемы, вы меня простите, но это так. Мне все равно, пускай меня называют расистом за это, но они их создают. У меня вырвали мобильный телефон из рук, я смотрел фотографии в апреле, они телефон украли. А некоторые говорят мне: куда ты такой идешь с флагом, вали назад в свою страну. Но я уже в своей стране!» – возмущен один из местных жителей.

Мигранты заполонили улицы и парки, спят прямо на траве или на лавках, пристают к прохожим, попрошайничают.

«В Марокко плохо, там у родителей маленький дом, еды немного, здесь люди лучше, президент хороший», – говорят мигранты. При том что и Марокко, и Испания – королевские монархии.

«Ничего у нас нет, есть Аллах», – жалуются мигранты. А еще всевозможные гуманитарные организации, неправительственные, правительственные и Красный Крест.

«Многие обгорели на солнце, многие слишком долго были в воде. Мы помогли всем, предоставили им санитарную и гуманитарную помощь, маски, врачи сделал тест на антиген, проверили, нет ли у них патологий, выдали сухую одежду, одеяла и еду», – рассказывает Исабель Брасеро, представитель Красного Креста.

Что особенно поразило врачей, среди беженцев около полутора тысяч детей самых разных возрастов. Одного из младенцев от верной смерти спас испанский гвардеец, доплыл и вытащил его из воды. Подростков сразу не вышлют, будут попытаются найти родителей в Марокко.

«Для начала мы должны провести специальные медицинские процедуры с каждым, чтобы определить точный возраст. Полицейские должны сопроводить каждого в больницу, сделать рентген. Это все стоит достаточно дорого», – сказал один из стражей порядка.

А еще всех их нужно регулярно проверять на ковид. Все эти процедуры – дополнительная нагрузка и на систему здравоохранения, и на бюджет.

Вот так в Сеуте на неделе встречали премьера Педро Санчеса. Местные жители считают, что очередное миграционное цунами – его вина.

Власти втайне помогли марокканскому врагу, генеральному секретарю «Фронта Polisario» Брахиму Гали, который борется за независимость бывшей испанской колонии Западной Сахары от Марокко. Ему выдали поддельный паспорт и перевезли в испанскую больницу на лечение от ковида, О чем узнала марокканская разведка. Рабат обиделся и решил наказать Испанию беженцами. За Мадрид вступился Евросоюз.

«Сейчас самое важное – это то, что Марокко продолжает принимать меры по предотвращению нелегальных выездов, чтобы те, кто не имеют права на пребывание, были вывезены эффективно и в надлежащем порядке. Испанские границы – это европейские границы. Евросоюз хочет строить отношения с Марокко на основе доверия и общих обязательств. Миграционная политика – ключевой элемент в этих отношениях», – подчеркивает Илва Йоханнсон, комиссар ЕС по внутренним делам.

Впрочем, мигранты давно уже стали оружием против ЕС, что в руках Турции, которая добилась от Брюсселя договора на выплату 6 миллиардов евро за сдерживание потока, что в руках Марокко, где эксперты, близкие к королевскому дому, открыто предупреждают: при необходимости могут и 100 тысяч отправить в Сеуту.

Пандемия отодвинула тему мигрантов на второй план, но перспектива скорого открытия границ и вызванный вирусом экономический кризис привели к резкому увеличению потока в ЕС.

В Марокко, к примеру, уровень бедности, по разным оценкам, вырос в 7 раз. С начала года на Канарские острова бежали 4500 человек – это в два раза больше, чем за тот же период прошлого года. Людей вынуждены размещать в пустовавших гостиницах. На 157% увеличился поток из Ливии к берегам Италии.

Единого европейского решения нет. Есть предложение распределять мигрантов по странам на добровольной солидарной основе. Тем, кто отказывается (это Польша, Венгрия, Словакия и Чехия), предлагают оплатить возврат мигрантов домой. Если у них не получится это сделать в течение 8 месяцев, то они будут обязаны оставить людей у себя. Такие условия их не устраивают. Страны так называемой второй линии – Германия, Бельгия, Нидерланды и Франция – предпочитают, чтобы мигранты оставались в странах первой линии, там, где они пересекают границу с ЕС. Кипр, Мальта, Греция, Италия и Испания не хотят превращаться в сплошной лагерь беженцев, тем более что эти страны и так больше всех экономически пострадали за время пандемии.

«Раньше было много туристов, а теперь никого нет, магазины закрыты, ничего не работает, все стало дороже. Раньше мы покупали овощи марокканские по 20 центов, а теперь по евро пятьдесят. Все меняется. Работы нет. Есть помощь – 400 евро, но этого не хватает, чтобы заплатить за аренду, электричество и счета», – жалуется один из испанцев.

Наземную границу с Марокко Испания закрыла в самом начале санитарного кризиса наглухо для всех, в том числе для трансграничных работников. Вообще приграничные места живут за счет торговли, здесь она кипела достаточно бойко, но сейчас все магазины на замке, ничего не работает, никого нет, жизнь словно замерла, жить, конечно, стало гораздо тяжелее. Лавки заколочены, на них висят объявления о продаже, мимо складов на том месте, где был огромный рынок, теперь ездят армейские бронетранспортеры.

Марокканцы, живущие по эту сторону границы, на удивление плохо относятся к той молодежи, которая пробирается сюда нелегально в поисках лучшей жизни: «Там еда дешево стоит, жилье съемное тоже, эти пацаны, которые плыли сюда, если они не хотят работать, не хотят бороться, сами виноваты, страна им ничем не обязана. А за несовершеннолетних вообще отвечает их семья, следите за детьми, не разрешайте им так плыть, вина на родителях. Если бы они хотели работать, нашли бы ее, но они целыми днями спят, учиться не хотят, курят гашиш, пьют вино, хотят в Европу. Можно научиться быть механиком, электриком, но они не хотят, сидят на одном месте и только и говорят: валить, валить, валить, чтобы там курить гашиш, сидеть без дела. Франция, Бельгия – там то же самое. Они приходят туда, и случаются большие проблемы».

И действительно, в той же Франции такие подростки попадают в неблагополучные пригороды, где часто оказываются в криминальных кругах, проблема усугубляется еще и ростом исламизма. Но выслать обратно даже осужденных оказывается непросто. Марокко в этот раз в виде исключения пустило обратно несколько тысяч человек. Еще одна группа весь день под палящим солнцем ждала, когда марокканские пограничники соизволят открыть двери. Но чаще все эти беженцы, попав в ЕС, уже становятся головной болью европейских властей, решения проблемы у которых пока нет.

Источник vesti

Оставить комментарий

Продаётся автомастерская


Цена 25`000 евро. Traspaso. Полная технческая и юридическая коплектация
ПОДРОБНОСТИ
close-link
● Продаётся бизнес