Что объединяет Испанию: прошлое или будущее?

0

Автор: Андрес Ландабасо Ангуло / В Испании разразилась огромная дискуссия относительно того, что является сквозной векторной темой для всего общества: “прошлое” или “будущее”? Всколыхнуло общественное сознание одно событие – перезахоронение останков генерала Франко из мавзолея-пантеона в обычное место, в обычную могилу, как “простого смертного”.

Результатом общенациональной полемики можно считать фильм Алехандро Аменабара “Возвращение к войне”, где описываются события 80-летней давности, когда совесть нации – интеллигент и философ Мигель де Унамуно, светоч испанской культуры той поры, как сказано в фильме, “дважды ошибся”.

Интересно то, что этот фильм-притча – ничто иное как отражение состояния умов “не тогда, а сейчас”. Дело в том, что философ-мыслитель и великий патриот Испании, баск по национальности, никогда не владевший баскским языком, по утверждению авторов фильма, поначалу приветствовал мятеж военных 1936 года, ложно полагая, что преданные Республике военные смогут навести порядок в стране, где “разброд и шатание”. Отрезвление философа произошло после известного эпизода – совместного заседания городской общественности с ректоратом Саламанки (Мигель де Унамуно тогда исполнял обязанности ректора самого уважаемого университета Испании). Тогда философ узнал о том, что генерал Франко возглавил мятеж и появились первые симптомы неоправданной агрессии и насилия.

Не только Мигель де Унамуно, но и вся испанская общественность, прежде всего испанская интеллигенция, отвернулась от мятежников. Надо сказать, что она этого придерживается по сию пору, причём последовательно.

Вернёмся к первоначальному тезису: что является основной скрепой общенационального сознания? Ответ может быть один: конечно же, будущее. Но будущее – это правильно выверенное прошлое. Я считаю, что прошлое в Испании – это тема далеко не закрытая, потому что не подведён главный итог этого самого прошлого. Прежде всего, недавнего прошлого. Непонятно, Испания – это страна покаявшаяся за содеянное, или нераскаянная? А как же Закон об исторической памяти, это что, случайный эпизод в правовой истории страны? А где же его последствия? Почему, например, я сам об этом ничего не знаю? Почему об этом молчит Консульство Испании в Москве?

Вскоре после завершения Гражданской войны разразилась огромная дискуссия в стане левых сил, главный вопрос которой был один: где была ключевая ошибка, и в чём причина поражения левых сил в Испании? Где искать объяснения этих причин: во внешней среде, во внутренней среде? Некоторые указывали на то, что влияние СССР на испанские событие было настолько велико, что без объяснения причин той или иной позиции СССР в этом вопросе невозможно дать ответ на поставленный вопрос.

Второй вопрос тоже был немаловажным: в чём причина отсутствия реального единения в стане Народного единства? А не было ли оно муляжом?

Редакция “Э-Вести” пытается ответить на вопрос о том, что является главной сквозной векторной линией, скрепляющей испанскую нацию. Ответ, на наш взгляд, может быть следующим: без осмысления и понимания уроков прошлого нет и счастливого будущего.

Я, автор этих строк, сам по себе – производное от этой дилеммы, этой дихотомии. Во мне отражается и прошлое Испании, и её будущее. Во мне не закрыт вопрос о прошлом в Испании (я ни в какой мере не ощутил реализации статей Закона об историческом прошлом), а раз так – я не могу смотреть открытым взором на её будущее. Это мне напоминает состояние человека, пересекающего полноводную реку на пароме, который застрял где-то посередине и непонятно, будет ли он двигаться дальше, или надо вернуться назад, чтобы избежать шторма, который вот-вот начнётся, так как на небе сгущаются тучи.

Мне вспоминается огромная полемика, разразившаяся в теоретическом сегменте левого движения послевоенной Европы, где рефреном повторялась одна и та же тема: “Уроки, уроки, уроки” Гражданской войны в Испании. Последствиями этой полемики была программа Национального примирения, которая, как это ни парадоксально, была разработана Испанской коммунистической партией (КПИ). Я был знаком с тремя авторами-разработчиками самой идеи этой национальной программы, которая легла в основу концепции еврокоммунизма и стала основополагающим документом всего переходного периода – транзита в Испании.

Здесь интересно отметить, что три человека, писавшие первоначальный проект, жили в Москве или подолгу здесь пребывали. Для тех, кто не помнит, первые публикации о национальной программе примирения, появившиеся значительно раньше национальной программы социалистов, были сделаны 1957 году. Все три разработчика (авторы идеи) были вдохновлены в написании документа тезисом об уроках Гражданской войны в Испании как идеей открытой раны, где продолжает пробуксовывать тема покаяния.

Вся полемика как в самой Испании, так и в Европе с такими громкими именами, как Герберт Маркузе, Жан-Поль Сартр, Хорхе Семпрун, Фернандо Клаудин, Мануэль Аскарате и многие другие – отражение “состояния умов” в левом движении Европы и кризиса традиционных партий как таковых.

Здесь хочется добавить ложку дёгтя в бочку мёда и высказать всё-таки мысль, лежащую в основе дискуссии, продолжающейся и сегодня. “Нет ветра в паруса корабля, который не знает, куда плыть”, – говорил Мишель Монтень. Проблема разбойничьего отчуждения результатов чужого труда беспокоило умы не только экономического сословия всех европейских стран, но и всего здравомыслящего человечества всего мира с того момента, когда классиками политэкономии были впервые сформулированы эти положения.

Вся процедура присвоения результатов отчуждённого труда была, конечно, описана классиками марксизма. Прежде всего, Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в их нетленных произведениях. До сих пор высоту этих произведений никто в учёном мире не смог “побить”.

Более зверского и чудовищного ограбления трудящихся, как в азиатских странах и прилегающих к ним европейских экономиках (или тех, которые считают себя европейскими) – аналогов нет. Но вопрос один: неужели история никого и ничему не учит? Почему левые партии, левые движения, и поныне являющиеся носителями идей наследия классиков марксизма, не могут трезво посмотреть сегодня на эти явления.

Приведу пример: кто такой Карлос Гон? Он ведь тоже является (пусть высокопоставленным, но наёмным) работником в компании Рено-Ниссан. И на него не распространяются те нормы и “схемы”, полагающиеся основной массе наёмных работников: будь то во Франции, в Испании и в Японии. Почему не сделать так (что этому мешает?), чтобы разрыв между самыми богатыми и самыми бедными в обществе не увеличивался, а сокращался? Почему не на словах, а на деле не показать, что эта тенденция хотя бы началась?

Если создано целое министерство равенства, то оно должно опубликовать программу своих конкретных шагов, действий, которые должны показать, что разрыв между верхней и нижней децилей в испанском обществе уменьшится хотя бы до 3-4, как в соседних европейских государствах. Я уже не говорю о том, чтобы это было как в Швейцарии, где наступил режим социального договора. Посудите сами: там недавно прошёл референдум о том, насколько допустимо или недопустимо, чтобы граждане, которые нигде и никогда не работали и одного дня, получали бы 900 евро в месяц.

Зачем Испании надо было вступать в Международную Организацию Труда, которая без труда может предоставить любую информацию и свои ежегодные бюллетени публикует в открытой печати, если “воз и ныне там”?

Не хочется говорить грустные вещи, но возникает стойкое ощущение, что правительство Испании хоть и левое, постулирует правильные серьёзные вещи, вызывающие симпатию и одобрение в обществе, однако 100 дней пребывания правительства у власти не за горами, а признаков каких-то существенных действий и ощутимых результатов пока не видно.

Источник e-vesti

Оставить комментарий