Карикатуры как оружие: в ЕС спорят о свободе слова и богохульстве

0

Франция потрясена жестоким убийством учителя Самюэля Пати. Оно породило волну дебатов, которые вышли за пределы страны. Учителя обезглавили за то, что он делал свою работу: на уроке, посвященном свободе слова, он показал неоднозначно воспринимаемые в обществе карикатуры на пророка Мухаммеда. Некоторые европейские педагоги, в том числе и здесь, в Нидерландахговорят, что опасаются за свои жизни.

Учитель в подполье
Один из учителей роттердамской школы Emaus отсутствовал на работе несколько недель. Он скрывался, жил под охраной, так как получил угрозы после урока в память о Самюэле Пати. Именно на этом мероприятии его ученикиобратили внимание на висящий в классе плакат в поддержку французского сатирического издания «Шарли Эбдо». К этому времени плакат висел на стене уже пять лет…

Как относятся к ситуации жители Роттердама? Вот несколько мнений.

«Учитель воспользовался конституционным правом для выражения своей позиции. Если вы не согласны, просто поговорите и вежливо попросите убрать», — считает молодой мужчина.

«Показывать положительные вещи о религии — хорошо, но подобные карикатуры чаще негативны», — сожалеет девушка.

«Не думаю, что уместно показывать их в школе, где учатся дети с разными религиозными взглядами», — еще одно мнение молодого человека.

Euronews показал только фрагменты рисунка: карикатура изображает обезглавленного художника «Шарли Эбдо», он высовывает язык в сторону джихадиста с окровавленным мечом. Работа называется «Бессмертный».

Euronews
Позднее выяснилось, что некоторые ученики неверно истолковали содержание рисунка, решив, что там изображен пророк Мухаммед.

Карикатура из класса голландского учителя попала в соцсети, и вскоре в его адрес начали поступать угрозы. Ученица колледжа была задержана, дирекция учебного заведения отказалась от комментариев.

Провокация — не самоцель
Наши журналисты обратились в 8 голландских мечетейи столько же школ: ни о карикатурах, ни о свободеслова с нимиговорить не захотели.

В конце концов они нашли педагога, готового пообщаться. Мужчина признался, что никогда не получал угроз, но все же предпочел сохранить анонимность. Можно ли, на взгляд этого профессионала, показывать подобные рисунки в классе?

«Провокация должна иметь цель, — убежден наш собеседник. — Если ваше намерение — в том, чтобы шокировать, а затем обсудить с детьми ту или иную проблему, то показать можно. Но знаете, я в классе говорю, к примеру, о сексе, о порнографии, но порнофильмы при этом не показываю. Можно обсуждать, не прибегая к наглядным примерам».

Два голландских имама уже призвали к восстановлению закона о богохульстве, который был отменен в стране в 2013 году. Однако многие считают, что свободу слова в голландском обществе следует отстаивать любой ценой. В этом лагере — и депутат от правящей консервативной партии Дилан Йесильгоз-Зегериус. «Мы будем жестче, — пообещала политик в соцсетях, — в нашем отношении к тем, кто угрожает карикатуристам, журналистам, юристам и судьям».

Что думают о ситуации сами художники-карикатуристы? Мы спросили лидера международного движения карикатуристов, нужны ли его коллегам ограничения.

Тьерд Ройаардс уточняет: «Сатирический редакционный рисунок проверяет на прочность границы свободы слова. Сложность текущего момента — в том, что при оценке возможных последствий нужно учитывать агрессию, насилие. Думаю, что введение ограничений не поможет, это скользкий путь. У карикатуристов существует самоцензура, есть темы, которые они будут или не будут раскрывать. У них есть визуальные ориентиры, на которые они опираются: свобода выражения мнений не безгранична».

Месть за точку зрения
Большой спор о роли карикатур на религиозную тематику в Европе начался в 2005. Тогда одна датская газета первой опубликовала карикатуры на пророка Мухаммеда. Эстафету подхватили во французском «Шарли Эбдо». «Использование права на свободу выражения через карикатуру, через СМИ провокацией не является», — убежден Филипп Валь, бывший директор издания.

Спор принял трагический оборот: в 2015 году редакцию «Шарли Эбдо» атаковали, это открыло серию терактов, в которых в Европе погибли 400 человек, примерно половина — во Франции.

Сэмюэль Пэти стал одной из жертв этого обострившегося противостояния. Вскоре после нападения на учителя был совершен теракт в Ницце, в католическом соборе там погибли три человека. Следом трагические новости пришли из Вены: в результате перестрелки возле синагоги убиты четыре человека. ответственность взяли на себя боевики «Исламского государства».

Как обстоят дела в Нидерландах, где ислам — вторая по распространенности религия? В Роттердаме мы поговорили с мусульманской организацией, патронирующей 70 мечетей. Ее представители видят свою задачу в обеспечении посредничества между исламом и светскими институтами.

«Я не могу на 100% гарантировать, что этого не случится здесь,- говорит представитель структуры Закариа Кьядми. — Количество инцидентов в Нидерландах связано не с мусульманской общиной как таковой, а боевиками-одиночками».

У голландского общества есть собственный печальный опыт. За критику ислама здесь был убит один из самых неоднозначных режиссеров — Тео ван Гог. Голландский «enfant terrible» заплатил жизнью за свои за антиисламские провокации.

Редактор Эбру Умар много лет сотрудничала с режиссером. Она — несгибаемая сторонница свободы слова, женщина знает, сколько порой приходится за нее платить. «Всё, что мы писали, было веселым, — вспоминает она. — Но одновременно и сложным. В том, что мы делали, был юмор. Мы не могли и подумать об убийстве на исламской почве. Но потом это случилось».

Режиссер был харизматичным представителем правого фланга. Он часто выбирал провокационный стиль, провокационной была и его документальная картина «Покорность» о женщинах и исламе. Убийцей Тео ван Гога стал молодой житель Амстердамас двойным гражданством.

Эбру Умар считает,что о подобных трагедияхмало говорят: «Сейчас это случилось во Франции, но когда-нибудь произойдет и у нас. Мы просто стремимся закрывать на это глаза — до тех пор, пока беда не случится прямо перед нашим порогом, не коснется нас напрямую. До этого момента мы молчим».

В 2005 и 2006 годах после публикации карикатур на пророка Мухаммеда в мусульманском мире вспыхнули протесты, в них погибли сотни людей. Демонстрации возобновились и в уходящем году — так мусульманский мир отреагировал на предложения президента Франции Макрона о борьбе с радикальным исламом. Получается, с 2015 года ничего не изменилось?

«С того момента, когда напали на «Шарли Эбдо», ситуация стала опаснее, непредсказуемее. Мы получаем больше угроз в связи с нашей работой. Рисовать карикатуры становится труднее», — подтверждает Тьерд Ройаардс.

Вопросов сегодня больше, чем ответов. Предстоит ли мусульманской общине Европы переосмыслить концепцию богохульства и готов ли западный мир пересмотреть светские принципы с учетом особенностей все более разнородного населения?

Источник euronews youtube

Оставить комментарий