Испании приятно: Европа делает Газпрому больно

0

Чтобы понять причины злорадства официальной Испании по поводу иска ЕС к Российскому Газпрому, вспомним: Во-первых, Испания претендует на роль газовой кормилицы всей Европы и хочет задвинуть Россию как поставщика на второй план. В этом смысле любой удар по конкуренту радует амбициозных кабальеро.


Это свеженькое фото из Эль Паис. Vista del puerto en Yamal, situado en el Ártico, en el territorio autónomo de Yamalo-Nenetski. 

Прежде, чем описывать претензии Еврокомиссии к российскому Газпрому, считаю необходимым напомнить Русским Испанцам о пользе, которую Испания обязательно попытается извлечь из газовой вражды Брюсселя с Москвой.

Собкор Эль Паис побывал на богатом природным газом Ямале не случайно. Год назад Испания претендовала на статус получателя сжиженного российского газа для дальнейшего распространения его по всей Европе. 
Об этом на Русской Испании:
"Новатэк" — это будущий российский газ с Ямала в Испании ( 14.04.2014)
Об этом же на Русской Испании:
Publico.es: "Испания заменит Россию в поставках газа в Европу?" ( 16.10.2014)

Плюсом к российскому газу планировалась добыча своего на Канарах и Балеарах, да провалилась. Бурение показало, что газа там мало и он низкого качества, словом, месторождения не коммерческие. 
Об этом на Русской Испании:
А нефегазовые залежи Испании… пусть ещё полежат! (17.01.2015)

А ещё Испания покупает газ в Алжире и даже собирается строить газопровод оттуда к себе, а от себя по всей Европе. Главным распределительным пунктом амбициозные кабальеро видят Испанию.
Об этом на Русской Испании:
Испания, Португалия и Польша требуют независимости от России ( 27.06.2014)

А ещё, чтобы заручиться поддержкой США в вопросе газового лидерства в ЕС, правительство этой южно-европейской страны покупает газ в США. Имеется договор на 25 лет о закупке за океаном сланцевого газа. 

Теперь, когда ясна точка зрения, совсем в другом свете нам представится сама новость:

*** Еврокомиссия предъявила официальные претензии «Газпрому» — после многолетнего антимонопольного расследования. Если будет доказано, что российская компания работала в Европе с нарушениями, на нее может быть наложен штраф в размере до $15 млрд. Если дело дойдет до суда, шансов выиграть будет немного, предупреждают эксперты. Но вопрос находится не столько в правовой плоскости, сколько в политической.

Обвинение в нарушении Россией правил конкуренции Евросоюза было сообщено в среду в специальном релизе. Российской компании направлено уведомление о претензиях, связанных с некоторыми методами работы «Газпрома» на рынках Центральной и Восточной Европы.

По мнению Еврокомиссии, «Газпром» злоупотребил доминирующим положением на рынке и нарушил антимонопольное законодательство Евросоюза.

У «Газпрома» есть 12 недель, чтобы ответить на претензии. Компания может запросить проведение устных слушаний и представить на нем свои аргументы.
«Газпром» пока дал Греции гарантии вместо денег
Гарантии поставят на поток

«Газпром» дал Греции гарантии, что после строительства «Турецкого потока» по ее участку будет проходить 47 млрд кубометров… →

Антимонопольное расследование в отношении «Газпрома» в Европе началось еще в 2012 году — тогда было официально объявлено об этом. Но следственные действия Еврокомиссия начала за год до того (например, осенью 2011 года были проведены обыски в офисах 10 европейских «дочек» «Газпрома»).

Расследование шло по трем направлениям: разделение российской газовой монополией рынков путем «затруднения свободных поставок газа в страны ЕС»; «создание помех диверсификации газовых поставок»; навязывание «несправедливых цен своим потребителям путем привязки цен на газ к стоимости нефти». В 2012 году ЕК уточнила, что речь идет о нарушениях на рынках Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Болгарии, Эстонии, Латвии и Литвы.

Еврокомиссия предупреждала, что, если нарушения будут доказаны, «Газпрому» грозит штраф в размере 10% оборота. Причем если условия конкурентного рынка нарушались систематически в течение нескольких лет и нанесли ущерб отрасли, то штраф составит уже 30%. В 2013 году ЕК говорила, что штрафы могут достичь $15 млрд.

«Важно, от чего будет отталкиваться ЕК при расчете суммы штрафа, — комментирует директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов. — От глобальной выручки «Газпрома» (и тогда сумма действительно может достичь $15 млрд, но эту сумму «Газпром» вряд ли признает) или от выручки компании на рынках, где были зафиксированы нарушения». В этом случае, по словам эксперта, сумма составит от $2 млрд до $4–5 млрд.

Компания поясняет, что принятие ЕК «заявления о возражениях» является лишь одним из этапов проводимого антимонопольного расследования и не означает признания «Газпрома» виновным в каких-либо нарушениях европейского антимонопольного законодательства.

«Газпром» строго придерживается соблюдения всех норм международного права и законодательства в странах, где группа «Газпром» осуществляет свою деятельность, — говорится в релизе. — Работа «Газпрома» на рынке ЕС, в том числе применяемые принципы ценообразования на газ, соответствует стандартам, которые используют другие производители и экспортеры газа».

Кстати, привязывать цены долгосрочных газовых контрактов к нефтяным котировкам еще в 1970-х годах предложили Нидерланды, а «Газпром» лишь пошел навстречу. Однако сейчас Европа все более отходит от практики долгосрочных контрактов, предпочитая спотовые (разовые).

«Газпром» рассчитывает, что в рамках расследования будут соблюдены его права и законные интересы, вытекающие как из права ЕС, так и из международного права. «А также будет принято во внимание, что ОАО «Газпром», учрежденное за пределами юрисдикции ЕС, является компанией, наделенной в соответствии с российским законодательством публично значимыми функциями и статусом стратегической организации, контролируемой государством», — говорится в сообщении российского газового холдинга. Также компания ожидает, что при разрешении ситуации будет учтена достигнутая ранее между российским правительством и ЕК договоренность о поиске взаимоприемлемого решения на межправительственном уровне.

«Фактически претензии Еврокомиссии были «готовы к запуску» уже в 2013 году, — указывает партнер юрфирмы Lidings Сергей Патракеев. — Однако в тот раз их предпочли положить «под сукно», и предъявлены они лишь сейчас».

По словам юриста, это само по себе уже дает повод усомниться в весомости юридического аспекта вопроса: ведь одна из «общих ценностей», которые объединяют страны в ЕС, — это приверженность идеалам правового государства с его неотвратимостью наказания в случае правонарушения.

«Тут же мы видим вместо автоматической неотвратимости некую селективность в применении административных мер: накажем, когда и если посчитаем нужным», — говорит Патракеев. Штраф, который Еврокомиссия может наложить на «Газпром», выражается в виде процента от оборота на европейском рынке. При этом очевидно, что в период между 2013 годом и сегодняшним днем оборот «Газпрома» увеличился нарастающим итогом.

Таким образом, Еврокомиссия из-за неприменения административного воздействия в 2013 году увеличила и базу для расчета штрафа. «Все это свидетельствует о том, что сейчас не идет речь о восстановлении чьих-то нарушенных прав — вопрос лежит не в правовой плоскости, а в политической», — отмечает юрист.

Маргрете Вестагер подчеркивает, что политической составляющей нет. По ее словам, «у этого расследования антимонопольная мотивация», повторила она в среду.

По словам Алексея Громова, сейчас Еврокомиссия располагает достаточными доказательствами нарушений «Газпрома», так что если дело дойдет до суда, то шансы российской компании на победу невысоки.

«Следует отметить, что сейчас ЕК в основном сосредоточилась на том, чтобы в контрактах «Газпрома» не присутствовали дополнительные пункты, не имеющие прямого отношения к купле-продаже газа, — комментирует эксперт. — ЕК теперь даже не протестует против формулы цены с привязкой к нефти, проблема лишь в том, как формула выражается в реальных коммерческих контрактах».
Россия спасет Грецию от дефолта за счет газового контракта
Российские деньги польются потоком

Например, ЕК указывает, что соглашение с Болгарией, где «Газпром» предоставил ей скидку, предусматривает поддержку болгарской стороной газопровода «Южный поток».

Именно этим больше всего обеспокоена ЕК. По ее мнению, «Газпром» должен разделять собственно поставки и инфраструктурные вопросы. «Иначе получается, что российская компания выкручивает руки потребителям: «Газпром» заявляет, что после 2019 года транзита через Украину не будет, и обещает Венгрии, которая критически зависит от этого транзита, продолжение поставок — но лишь при условии поддержки проекта «Турецкий поток», — поясняет Громов.

Кроме того, ЕК не устраивает запрет на реэкспорт газа, прописанный в контрактах «Газпрома». Учитывая принцип take-or-pay (бери или плати), потребители вынуждены зачастую закупать больше газа, чем им требуется, а продать его дальше они не могут.

При этом запрет на реэкспорт газа европейские страны преодолевают, выставляя излишки газа, приобретенного у разных поставщиков, на европейские спотовые площадки, где он уходит по низкой цене.

«Именно этот переизбыток газа, спровоцированный самим «Газпромом», привел к тому, что цены на спотовых площадках Европы пошли вниз и потянули за собой цены долгосрочных контрактов (европейские потребители начали требовать снижения цен «Газпрома», указывая на более низкие спотовые цены), — говорит Громов. — В этом плане отказ от запрета на реэкспорт «Газпрому» может быть даже выгоден».
Отказ от «Южного потока» уже обошелся «Газпрому» в $1 млрд
«Газпром» рассчитался за «Южный поток»

По мнению эксперта, сейчас «Газпрому» выгоднее договориться с ЕК, не доводя дело до суда. «Практика антимонопольных расследований в Европе показывает, что, если компания устраняет нарушения, Еврокомиссия может полностью снять претензии», — отмечает Громов.

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин полагает, что стороны заключат мировую. «Сейчас многие вопросы уже решены, — отмечает эксперт. — Если раньше в ценовых спорах «Газпром» стоял на своем до последнего, то теперь гораздо спокойнее относится, например, к переходу на спотовую индексацию (в контракте с итальянской Eni нефтяная индексация уже полностью заменена спотовой).

Впрочем, доказать в суде нарушение антимонопольного законодательства всегда непросто, успокаивает Светлана Васильева, юрист сервиса «Правовед.ru». «Еврокомиссия должна доказать, что поведение компании было действительно неконкурентным. Для этого специальным регламентом Совета 17/62 1962 года комиссия была наделена правом расследовать предполагаемые нарушения как по собственной инициативе, так и по запросу (жалобы принимаются и от иностранных фирм), в том числе требовать нужную ей информацию от всех компаний и государств-членов. Но учитывая презумпцию невиновности, службы ЕК, проводящие расследование, должны предоставить суду не только экономические выкладки, косвенно свидетельствующие о злонамеренной практике, но и действительные ее доказательства: записи телефонных переговоров, протоколы встреч, электронные сообщения, — говорит она. — Если очевидных доказательств не найдено, дело редко доводится до суда».

СМИ Испании: Los entes posmodernos como la UE no envían tanques contra sus adversarios, sino legislación: disuasión legal y económica. La Comisión Europea, el brazo ejecutivo de la Unión, dio este miércoles un sensacional golpe de efecto en su pelea con Rusia con la apertura de una batalla legal contra Gazprom, la compañía paraestatal rusa que controla el 30% del gas en el continente. La comisaria de Competencia, la danesa Marghrete Vestager, presentó un pliego de cargos contra Gazprom —el primer paso hacia una multa que podría ser millonaria— por abusar de su poder de mercado; por imponer condiciones leoninas a varios socios de Europa central y del Este. La Unión mantiene fuertes sanciones económicas y financieras tras la invasión de Ucrania, que han yugulado el crecimiento de Rusia con la inestimable ayuda del desplome de los precios del petróleo. Y abre así un nuevo y atrevido frente, esta vez en el plano legal, para contrarrestar la actitud abiertamente hostil del país que preside Vladímir Putin. Bruselas presentó el caso como un asunto técnico, con la Comisión empeñada en negar lo evidente, interesada en dar el aire solemne y aparentemente aburrido de las cuestiones jurídicas a una decisión con claras connotaciones geoestratégicas. “Esta no es una decisión política”, negó hasta tres veces Vestager. Pero la comisaria es consciente de lo que se juega Europa: el futuro de la relación con Rusia, muy dañada tras la invasión de Ucrania y los sucesivos y poco fiables acuerdos de paz, y por el acercamiento reciente entre Moscú y Atenas. Y, sobre todo, una cuestión más de fondo: la posición de Europa en el debate energético global. Bruselas dio 12 semanas a Gazprom para reaccionar. La compañía tardó menos de una hora: calificó las denuncias de “infundadas” y subrayó que espera un acuerdo “a nivel intergubernamental”, entre el Kremlin y Bruselas, destacando así la naturaleza política del conflicto. La reacción de la presidenta de Lituania, Dalia Grybauskatie —“la era de los chantajes políticos y económicos del Kremlin toca a su fin”— desmiente también la supuesta asepsia de la decisión europea. Vestager se erige así como el último y más afilado ariete de Bruselas en el tablero geoeconómico mundial, ya sea contra las todopoderosas empresas tecnológicas estadounidenses —abrió un proceso similar contra Google hace una semana que le ha granjeado duras críticas en Washington— o contra una de las compañías de bandera de Rusia. Las fuentes consultadas en la Comisión admiten, sin embargo, que el caso estaba listo desde hace meses. El excomisario Joaquín Almunia intentó activarlo en septiembre. Sin éxito: el expresidente José Manuel Barroso decidió mantener el pliego de cargos en el congelador en busca de una ventana de oportunidad, “del momento más adecuado para no descarrilar el proceso de paz en Ucrania”. En vista de que ese momento no llegaba, el presidente Jean-Claude Juncker deja hacer a Vestager: las fuentes consultadas explicaban anoche que la comisaria mueve ficha “con criterios estrictamente técnicos”. Pero ni los diplomáticos ni los analistas se creen una palabra acerca de esas pretendidas motivaciones. “Reconozco que probablemente habrá especulaciones sobre esta decisión”, reconoció ante la prensa Vestager, la nueva dama de hierro de la competencia continental.***

По материалам: EL PAÍS, El Mundo, Europa Press, Euronews, AFP, EFE, rian.ru
Николай Кузнецов, портал Русская Испания группы Alegria, www.russpain.ru

Оставить комментарий