Могут ли теракты в Барселоне повлиять на независимость Каталонии

0

Патрик Джексон (Би-би-си, Барселона): Ровно 10 лет назад в мире произошло событие, оказавшее огромное влияние на отношения между Каталонией и остальной Испанией. В Европе начался финансовый кризис, после того как французский банк BNP Paribas заморозил свои фонды.

Причиной были опасения по поводу американских рискованных ипотечных кредитов — и в результате Испанию затянуло в глубокую рецессию. 

Это дало повод сторонникам каталонской независимости вспомнить старые обиды и заявить, что их богатый регион вновь стал жертвой некомпетентного правительства в Мадриде. 

Теперь в Испанию вернулся внешний фактор совершенно иного рода — джихадистский террор, которого стране удавалось избегать в течение 13 лет после взрывов пригородных поездов в Мадриде в 2004 году. 

На сей раз удару подверглась сама Каталония, менее чем за два месяца до назначенного здесь — пусть и неофициального — референдума о независимости. 

И хотя нет никаких оснований предполагать, что Барселона стала объектом нападения по какой-либо особой причине (а не просто потому что она Барселона), — могут ли нынешние теракты сыграть на руку Мадриду и ослабить борьбу каталонцев за независимость? 

Может быть, на это указывает то, что король Испании был встречен на Площади Каталонии аплодисментами?

Пожалуй, что нет.
Когда король Фелипе VI и премьер-министр Испании Мариано Рахой вышли на главную площадь города вместе с главой правительства Каталонии Карлесом Пучдемонтом и мэром Барселоны Адой Колау, они сделали это исключительно для поминовения погибших. 

"Могли ли король и премьер-министр не приехать в Барселону?!" — задается риторическим вопросом профессор политологии Университета Малаги Мануэль Ариас-Мальдонадо. И сам же отвечает: "У них не было другого выбора". 

А еще один профессор — журналистики и коммуникации в Центральном университете Каталонии и активный деятель движения за независимость Адрия Альсина Леаль — считает, что "проявления солидарности нужно приветствовать, откуда бы они ни исходили". 

"Совершенно естественно, что они приехали. Я не стал бы придавать этому какой бы то ни было дополнительный смысл", — говорит он. 

Ариас-Мальдонадо полагает, что трагические события в Барселоне, возможно, даже вынудили Рахоя и Пучдемонта проявить единство и солидарность друг с другом — пусть и неохотно. 

"Хотя есть, конечно, и важные мелочи: упоминание в речи Пучдемонта "каталонского характера", призыв Рахоя сотрудничать и забыть все, что разделяет нас перед лицом большей опасности", — перечисляет профессор. 

Сколько продлится солидарность?

Наступившая после теракт тихая солидарность между Мадридом и сепаратистами может быстро закончиться с окончанием в воскресенье трехдневного официального траура. 

Все политические кампании на это время приостановлены, и на бульваре Рамбла я не видел никаких признаков приближающегося референдума, если не считать попадающегося в магазинах неофициального флага независимой Каталонии с одной звездой.

Сепаратисты, однако, в ярости от того, как некоторые крупные испанские газеты сумели повернуть барселонскую трагедию против них. 

В частности, El País в редакционной статье пишет, что нападение такого масштаба должно лишить каталонцев иллюзий и убедить их забыть о независимости. 

"Такого рода риторика явно чрезмерна", — убежден профессор Леаль.

Однако настоящая борьба за сердца и умы идет в соцсетях. 

Некоторые сторонники независимости, как указывает профессор Ариас-Мальдонадо, восхищаются реакцией каталонских властей, продемонстрировавших, по их мнению, готовность провинции существовать в виде самостоятельного государства. 

"Кое-кто даже начал утверждать, что в свободной Каталонии такого бы не случилось", — говорит он. 

Профессор Леаль говорит, что он, как и другие члены Национальной ассамблеи Каталонии, выступающей за проведение референдума о независимости, проявляют сдержанность на время траура. 

Однако, когда кампания возобновится, ассамблея будет открыто придерживаться своих ценностей в соответствии с демократическими принципами.

С другой стороны, он говорит: "Нам определенно нужно более прицельно ориентироваться на тех, кто еще не решил, как голосовать и голосовать ли вообще".

Почему все говорят о каталонской полиции?

Одним из самых ярких явлений последних нескольких дней стало нескончаемое изъявление подлинной любви по отношению к полиции Каталонии. Люди аплодировали полицейским на улицах за проведенную работу по обеспечению безопасности в регионе и отслеживанию джихадистов.

Каталонский писатель Берна Дедеу в своей колонке под названием "Семь часов независимости" утверждает, что быстрое реагирование полицейских и аварийных служб Каталонии подтвердило, что регион "действовал как настоящая власть".

Он также подчеркивает, что Испания отказала каталонской полиции в прямом доступе к базам данных европейских полицейских, предоставив его при этом полиции Страны Басков (однако в прошлом месяце уже обсуждалось возможное изменение этой ситуации).

Тем не менее подход каталонских властей к вопросам безопасности перед нападением нельзя назвать безупречным.

Профессор Ариас-Мальдонадо отмечает, что мэрия Барселоны отказалась от установки барьеров от транспортных средств на бульваре Рамбла, несмотря на соответствующую рекомендацию министерства внутренних дел Испании после нападения на рождественский рынок в Берлине.

Он также отмечает, что взрыв в доме в Альканаре непосредственно перед нападением был изначально неверно истолкован полицией как событие, связанное с наркотиками.

"Непонятно, почему это произошло и почему за этим событием не последовало усиления мер безопасности", — говорит он.

"Тем не менее главное — это общественное мнение. Если общественное мнение говорит, что каталонская полиция справилась хорошо, то такая точка зрения будет на руку делу сепаратистов", — отмечает профессор.

Насколько сильна тяга к отделению?

"Трудно сказать, — говорит политолог из университета Малаги. — Согласно опросам, сепаратистски настроены сейчас около 41% каталонцев, последнее время цифры снижаются. И около 49% против отделения. Эти данные поступают от официальных каталонских опросов общественного мнения. Как террористическая атака повлияет на эту ситуацию? Кто знает? Я думаю, не очень, а если да, то это усилит сторону юнионистов".

"В конечном счете, я не думаю, что суть дебатов о независимости изменится, потому что сама ситуация по сути не изменилась", — считает профессор Леаль. 

Когда я сказал, что поддержка независимости идет на спад, профессор скептически отозвался об опросах, настаивая, что основа сепаратистских настроений по-прежнему сильна.

"Я не знаю никого, кто был бы сторонником независимости — а потом перестал им быть", — говорит он.

Он говорит так же страстно, как в ноябре 2014 года, когда мы встретились во время проведения пробного (не имевшего юридической силы) референдума в Каталонии.

Тогда почти два миллиона человек приняли участие в голосовании, несмотря на попытки Мадрида запретить референдум, и 80% выбрали независимость (согласно каталонским цифрам).

Впрочем, кое-что с тех пор точно изменилось: экономика Испании восстанавливается.

Для премьер-министра Испании, мастера затяжной игры, это может стать козырной картой.

Источник: bbc 
 

Оставить комментарий