Генпрокуратура Испании начала расследование о похищении и продаже детей

0

 Генеральная прокуратура Испании получила в четверг коллективное заявление от 261 человека с просьбой начать расследование похищений и продажи детей, систематически происходивших в стране во время диктатуры Франко (1939-1975 годы) и вплоть до 1990 годов, сообщают испанские СМИ.

Подачу заявлений инициировала Национальная ассоциация жертв нелегальных усыновлений (ANADIR), президент которой Антонио Барросо (Antonio Barroso) в детстве сам стал жертвой похищения. Приемные родители купили его за 200 тысяч песет (1,2 тысячи евро).

По словам адвоката Энрике Вилы (Enrique Vila), большая часть похищений, о которых уже заявили в прокуратуру (84 заявления из 261), произошла в Мадриде, но детей похищали "во всех регионах Испании по одинаковой схеме". Матери говорили, что ребенок умер, но не показывали ей тело и, зачастую, не выдавали никаких документов, подтверждающих смерть ребенка. Затем похитители искали покупателей, которым продавали младенца и фальшивое свидетельство о рождении. То есть, "усыновленный" таким способом ребенок регистрировался как родное дитя своих новых родителей.

Как сообщил журналистам Вила, цены на живой товар варьировались "от 50 тысяч песет (300 евро) в 50-е годы до, самое большее, миллиона" (6 тысяч евро).

Среди причастных к этой темной истории врачи, акушеры, церковные служащие и монахини, работники кладбищ, а также приемные родители, покупавшие украденных детей. Юрист уточнил, что большинство приемных родителей "не знали о том, что дети были украдены", а значит, сами эти дети должны решить, будут ли они выдвигать обвинения против тех, кого с колыбели считали мамой и папой.

В коллективном заявлении перечислены доказательства, которые ANADIR может предоставить прокуратуре. В этом перечне поддельные свидетельства о рождении, свидетельство медсестры, работавшей в одной из мадридских клиник, и сведения, полученные от похоронной конторы из Малаги, а также признания приемных родителей.

"Многие еще присоединятся к этому заявлению (в прокуратуру)", — добавил Вила.

Согласно данным мадридской газеты ABC, в настоящее время обратиться в Генеральную прокуратуру с просьбой расследовать похищения детей собираются не менее 600 человек.

Обращение в Генеральную прокуратуру нужно не только для того, чтобы начать уголовное расследование и наказать виновных — это должно помочь разлученным семьям найти друг друга.

"Мы просим прокуратуру действовать, но мы также (обращаемся) к правительству", — пояснил Вила. Он добавил, что для того, чтобы дети и их биологических родителей нашли друг друга, нужно создать единую доступную базу данных ДНК.

В случае, если прокуратура откажется начинать уголовное расследование за давностью совершения преступлений, ANADIR намерена обратиться в Европейский суд по правам человека. Однако Ассоциация надеется, что у прокуратуры не будет сомнений в актуальности дела о похищенных детях, ведь, по словам главы ANADIR Барросо, торговля детьми происходит по сей день.

"На прошлой неделе в Тенерифе задержали пару, которая пыталась купить ребенка, задержан и посредник", — приводит слова Барросо газета Pais.

Ранее уже предпринимались попытки начать судебное разбирательство по факту систематических похищений детей, происходивших в Испании во времена диктатуры Франко и после его смерти в 1975 году. Как передает испанская радиостанция SER, в декабре 2010 Национальный суд Испании отказался вести юридический процесс по факту похищений.

Первым среди служителей Фемиды тему украденных детей поднял судья Национальной судебной палаты Испании (НСПИ) Бальтасар Гарсон. В октябре 2008 года среди прочих исков от ассоциаций родственников жертв франкизма и граждан, чьи близкие пострадали в годы Гражданской войны 1936-1939 годов и диктатуры (1939-1975 годы), он принял к рассмотрению ходатайства жертв похищения детей и незаконного усыновления. Гарсон действовал на том основании, что подобные преступления можно квалифицировать как военные преступления, преступления против конституционного строя страны и против человечности, не имеющие срока давности и не подлежащие амнистии. А эти преступления в Испании рассматриваются судьями НСПИ.

В рассмотренных Гарсоном исках речь в основном шла о детях, отнятых у подвергшихся репрессиям матерей-республиканок (противников победившего режима) вскоре после испанской гражданской войны — в 1940-1950 годах. Согласно данным судьи, в Испании таких детей было более 30 тысяч.

В январе 2009 года ультраправое объединение "Испанская фаланга" и праворадикальный союз госслужащих "Чистые руки" обвинили судью Гарсона в сознательном превышении служебных полномочий. В начале апреля 2010 Верховный суд постановил запустить процедуру начала судебного процесса по этому делу. Гарсон будет отстранен от должности как минимум до окончания суда, сроки начала которого до сих пор не определены.

Если Бальтасар Гарсон будет признан виновным, он может получить запрет на судебную практику сроком от десяти до 20 лет, что не запрещает ему заняться адвокатурой или преподавательской деятельностью.

Судебные власти Испании до сих пор так и не пришли к единому мнению, какие именно инстанции должны заниматься подобными делами и должны ли вообще приниматься к рассмотрению иски родственников жертв франкизма.

СМИ Испании:

*** Más de 200 personas han pedido frente a la Fiscalía General del Estado que se investigue la desaparición de niños durante el franquismo y los primeros años de la democracia. El Fiscal General, Cándido Conde-Pumpido, que se ha negado a recibir a las víctimas, tiene desde hoy sobre su mesa una denuncia por 261 casos ocurridos en distintas oleadas desde 1950. La Asociación Nacional de Afectados de Adopciones Irregulares (Anadir) ha decidido acudir al fiscal con la esperanza de que abra una causa que les permita encontrar a las madres, hijos y hermanos que buscan.

Entre los manifestantes estaba Josefa Berdejo, que busca a una de las gemelas que dio a luz en 1976 en la clínica 20 de Noviembre de Alicante. "Dijeron que había muerto pero nunca vimos el cadáver. Dijeron que era mejor. Pero yo siempre he tenido esa pena".

"Hay muchos más, que irán adhiriéndose a la denuncia", augura el abogado Enrique Vila. "La mayoría [84 casos] ocurrieron en Madrid, pero también hay muchos en Andalucía y Cataluña. Ocurrió en todas las comunidades autónomas. Con el mismo sistema: engaño a la madre asegurándole que su bebé ha muerto, búsqueda de compradores, pago, e inscripción como hijo propio".

En la denuncia, la asociación de afectados argumenta que existen indicios de los delitos de tráfico de niños, falsificación de documento público, suposición de parto (simular haber dado a luz a un niño vivo) y secuestro y detención ilegal, que no prescriben.

El escrito incluye un listado de las pruebas que podrían presentar al fiscal, como partidas de nacimiento y defunción falsificadas, y los testimonios de una enfermera que trabajó en la Clínica San Ramón (Madrid) y asegura que la venta de niños era habitual allí; un funerario de Málaga que relata cómo rellenaba los pequeños ataúdes que le llegaban vacíos de algunas maternidades; una mujer que confiesa haber comprado una niña en un parque de Melilla en 1979 y otra que cuenta cómo le dijeron que fingiera un embarazo antes de regalarle un bebé.

"Los precios iban de las 50.000 pesetas en los años cincuenta hasta un máximo de un millón", añade Vila. "Es cierto que el origen, cuando le quitaban los hijos a las republicanas, es una depuración política, pero eso es solo el origen, unos 30.000 casos, según el juez Garzón. Nosotros pensamos que puede haber cientos de miles porque esto siguió muchos años después como negocio".

La mayoría de los casos denunciados hoy se produjeron a finales de los setenta. Hasta 1987, cuando se cambió la ley, la Administración apenas tenía control sobre las adopciones, lo que favorecía el poder de los médicos para amañar la venta de bebés, explica Vila. Antonio Barroso, presidente de Anadir, afirma que el objetivo de la denuncia es conocer la verdad. Por eso piden a Pumpido que "como poder judicial se dirija al Ejecutivo y le pida un banco de ADN para los afectados". "Los hijos robados buscan su origen, y las madres, a sus hijos y un castigo a los culpables. Debería haberse investigado mucho antes. Si Pumpido dice que esto ha prescrito, iremos al Tribunal Europeo de Derechos Humanos", señala el abogado Enrique Vila. ***

По материалам: Europa Press, Reuters, Euronews, AFP, EFE, AP, rian.ru
Николай Кузнецов, сайт Русская Испания

Оставить комментарий