[9] К ДНЮ МНОГОЯЗЫЧИЯ. Анна: Германия

«Три месяца я пахала в поле с поляками». История россиянки, перебравшейся в Германию дегустировать вино

0

Подготовила Екатерина Климушкина / Анна уехала в Германию учиться по необычной программе, посвященной винному бизнесу. Ей пришлось не только приспосабливаться к заграничной жизни, но и спасаться от преследований бывшего мужа. В рамках цикла материалов о россиянах, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует ее историю о жизни в разных немецких городах.

Переезд

В Германию я собиралась давно — с детства учила немецкий. Правда, не очень успешно, моего уровня подготовки хватало только на то, чтобы представиться и рассказать, откуда я родом. Чтобы поступить в институт в Германии и учиться на немецком, требовалось как минимум года три языковой практики.

Впрочем, для иностранных абитуриентов и так обязательно наличие как минимум трех оконченных курсов университета, так как у нас в России нет Ausbildung, которое предшествует высшему образованию в Германии. Поэтому для того, чтобы поступить там на бакалавриат, обязательно получить диплом бакалавра здесь.

Что я, собственно, и сделала, окончив Политехнический университет и став бакалавром лингвистики. Мой немецкий от этого лучше не стал, поэтому программу обучения я искала на английском.

Для иностранных абитуриентов есть очень классный сайт DAAD.de. Там я перебирала варианты и наткнулась на нечто необычное: программа называлась International Wine Business. Да-да, можно изучать винный бизнес и при этом легально дегустировать вино на занятиях! Составив пакеты документов на стандартные программы по маркетингу и управлению, я написала мотивационное письмо и отправила наудачу заявку в город Гайзенхайм. Я ничего не ждала и не надеялась на положительный ответ, так как мой средний балл не выдавал во мне блестящего студента. Но отклик пришел, и он был единственным. Так я стала учиться на винного специалиста в Германии.

Спасибо моим любимым и дорогим родителям, которые не только годами копили деньги на мое обучение, но и взяли на себя заботу о моем сыне, который родился, когда я получала первое высшее. Вообще говоря, я могла бы взять сына в Германию, так как по студенческой визе человек имеет право взять с собой двух членов семьи, но бывший муж наложил запрет на выезд ребенка за границу. Более того, он узнал, что я поступила на обучение за границей и подала документы на студенческую визу, и стал меня шантажировать, что визу я не получу, потому что ребенка вывезти он мне не даст.

Дошло до того, что бывший муж сходил в консульство и сказал им, что я собираюсь вывезти ребенка нелегально, поэтому визу мне давать не надо

На тот момент я уже съездила в Германию, отвезла оригиналы документов, получила студенческий билет и проездной, оплатила первый семестр и ждала начала занятий. О визе, документы на которую я подала месяц назад, известий не было, и это при том, что обычно для студентов ее делают в течение трех недель. На мои сообщения консульство также не отвечало.

В итоге я поехала на обучение по имевшейся у меня тогда шенгенской визе. В принципе это запрещено, но я подумала, что как-то смогу уладить вопрос о визе на месте. Но там сказали, что первую визу я должна получить в России и затем поменять ее на вид на жительство (Aufenthaltstitel) в Германии. Бывший муж продолжал писать, что визу я не получу, пока не подпишу мировое соглашение по ребенку. Так и получилось.

Учеба

С горем пополам получив злосчастную визу, я начала учиться. Сразу скажу, что главный принцип в немецком вузе — упор на самостоятельные занятия. На занятиях многое объясняют и рассказывают, но если ты ничего не делаешь дома, сдать экзамен будет проблематично. Потому что на экзамене дают сразу все, что было за семестр, не указывая темы, не давая билетов, не делая никаких поблажек. Устно выехать на хорошую оценку тоже не получится — все экзамены строго письменные.

С моей специальностью большую часть обучения составляли винные дегустации, мы изучали различные винодельческие регионы, особенности виноградных сортов, тонкости производства и делали множество проектов по внедрению продукта на международные рынки. Группа у нас состояла сплошь из иностранцев — из Бразилии, США, Армении, Италии и Аргентины. Из России была я и еще две девочки, мы быстро подружились и до сих пор общаемся, как и со всеми остальными. На подобной программе границы стираются, а сдобренные живым немецким вином посиделки не оставляют места для межнациональных разногласий.

В ходе обучения мне также потребовалось пройти практику на винодельне после первого курса. Три месяца я пахала в поле с поляками, которые приехали в Германию на заработки. Ухаживала за виноградными лозами, работала в погребах на производстве и в продажах.

Платили мне, по немецким меркам, много — 450 евро в месяц. Большинство практикантов работают бесплатно или за куда меньшие деньги, так что мне очень повезло. Кроме того, меня снабжали вином, а кому может не понравиться такой бонус?

Во всей этой истории единственным негативным моментом было, что я очень редко виделась с семьей и сыном. Почти все деньги я откладывала на билеты и приезжала в Россию раз в месяц-два. Вне практики у меня на руках было 720 евро в месяц, из этих денег я оплачивала квартиру, страховку, телефон и пыталась нормально питаться. Я могла потратить на себя и еду 100 евро в месяц. И это в режиме жесткой экономии.

Во время летней практики я подтянула немецкий до уровня «могу ли я вам помочь?» и стала искать работу. Было очень тяжело, потому что везде требовалось знание языка на уровне не менее B2, а я не была уверена в своих силах. Мне дико повезло: со своим уровнем я устроилась на работу в Gucci помощником продавца, потому что им требовался персонал со знанием русского. Работала три-четыре дня в неделю, совмещая работу, учебу и поездки в Россию. Платили очень хорошо, это определенно была не студенческая зарплата, и я перестала чувствовать стеснение в финансах.

В какой-то момент я стала свободно изъясняться на немецком и часто слышать, что мой немецкий ist komplett akzentfrei (совсем без акцента). Мой секрет — Netflix на немецком, полное погружение в среду и минимум общения с соотечественниками. Свою лепту в развитие моего немецкого внес бывший парень-немец, с которым я познакомилась еще в начале обучения

На третьем курсе мне требовалось пройти еще одну обязательную практику, на этот раз в крупной компании, с непосредственным упором на предмет изучения — винные рынки. Практику я искала долго, и если с немецким проблем уже не возникало, то вставал вопрос о деньгах. Для прохождения практики мне пришлось бы уволиться и на три месяца переехать в другой город.

Все еще совмещая учебу с поездками в Россию, я оттянула время прохождения практики, и тем самым увеличила длительность обучения. Практику я проходила на четвертом году обучения, когда четверть моих одногруппников уже получили диплом и стали искать работу.

Практика

С практикой мне безумно повезло: меня взяли в крупную компанию-импортер в Гамбурге, где я работала в маркетинговом отделе. Было много интересного: винные дегустации, участие в самой крупной винной выставке в Германии ProWein, встречи с виноделами и гастрономами. По истечении трех месяцев меня оставили как Werkstudentin, то есть на полставки, а затем еще на три месяца — писать диплом.

В общей сложности я проработала 10 месяцев, до выпуска из университета, и переехала в Гамбург, как я думала, насовсем. Гамбург очень похож на Санкт-Петербург, и не только погодой, но и своей особенной атмосферой, тусовкой и компактностью. Я считаю, что это идеальный город для жизни.

Во время практики и диплома я устроилась еще на две работы, потому что, как и полагается, практика в Германии оплачивается по минимуму. Днем сидела в офисе, а вечерами работала в винном баре и в ресторане одной из гостиничных сетей. Какое-то время у меня не было выходных вообще: ни времени на себя, ни на личную жизнь; но зато были деньги на поездки в Россию к сыну.

В июле 2019-го я наконец окончила университет, и из трех работ у меня осталась только одна — в винном баре. Это не было работой-работой, а, скорее, образом жизни. Мои начальники стали моими друзьями и гамбургской семьей. В целом этот период стал для меня очень комфортным. Расписание позволяло спать до полудня, днем появилось много свободного времени. Однако при всех достоинствах эта работа не позволяла мне получить дальнейший вид на жительство, поэтому я стала искать новую.

На поиск работы ушло около четырех месяцев. Мне требовалась вакансия, непременно связанная с вином, поэтому круг возможностей значительно сужался. Но в другой сфере я работать и не хотела.

Работа и цены

У меня было несколько собеседований, а в ноябре меня пригласили в Райнфельден — город на границе со Швейцарией. После двухчасового разговора со мной сразу подписали контракт. Первого января я переехала, а седьмого января — начала работать.

Теперь я менеджер по продажам в компании, которая импортирует швейцарские вина. Продукт непростой: цены на вина из Швейцарии для немецкого потребителя кажутся запредельными, потому что начинаются от 15 евро за бутылку. Такая цена вытекает из производственных особенностей, потому что швейцарцы перерабатывают материал несколько раз, если партия не удалась. Работа обещает быть сложной, но интересной.

Квартиру в Райнфельдене я искала долго и взяла, что попалось, но дешевле и не было — это особенность региона. Здесь много немцев, которые работают в Швейцарии и получают высокую швейцарскую зарплату, вот арендодатели и подогнали цены на квартиры под швейцарские. К квартире добавляются другие обязательные платежи типа Netflix и мобильного телефона. За связь плачу 35 евро в месяц, потому что расходую много гигабайтов интернета.

Стоимость жилья разнится от региона к региону. Когда я жила в деревне рядом с Франкфуртом, мы с моим бывшим парнем платили 600 евро за двухкомнатную квартиру, по 300 евро с человека. В Гамбурге я тоже платила 300 евро — за комнату в WG (Wohngemeinschaft), то есть в общей квартире, которую я делила с соседом. Сейчас я живу в деревне на границе со Швейцарией, и цены здесь конские: за почти двухкомнатную квартиру (вторая комната на втором этаже без двери), электричество и интернет я плачу 920 евро в месяц. Это больше половины моей зарплаты.

На еду у меня уходит где-то 100-150 евро в месяц — это на продукты из супермаркета. Я люблю вкусно поесть, поэтому в Гамбурге часто ходила по кафешкам и ресторанам. Работая в ресторанной сфере, привыкаешь к вкусному, поэтому все время хочется пробовать новое. Средний чек в хорошем немецком ресторане — 20 евро с человека, это без вина. В китайских кафе можно и за 13 евро хорошо пообедать, блюда стоят от восьми евро. Макдоналдс намного дороже, чем в России, но дешевле, чем качественные рестораны, за меню с бигмаком я плачу 7,19 евро. В целом фастфуд обычно не дороже 10 евро за обед. Мои коллеги, как я заметила, экономят и приносят на работу сэндвичи, купленные в ближайшей пекарне. Хотя такие бутерброды тоже стоят от трех до пяти евро. По работе я бывала и в дорогих ресторанах, где ужин на четверых выходил в 450 евро.

На проезд я трачу 65 евро в месяц — это месячный проездной для моего региона. Остальное по-прежнему откладываю на билеты в Россию, и не могу сказать, что со студенческих времен в моем кошельке сильно прибавилось денег. Но это из-за квартиры — думаю, мне все равно придется съехать, глупо отдавать половину зарплаты за жилье, где только спишь. Время от времени просматриваю объявления об аренде в надежде, что попадется что-то дешевле, но пока безуспешно.

В целом я довольна своей жизнью и новой работой и нахожусь в предвкушении, как будут развиваться события дальше. Осталось только снять запрет на выезд и вывезти сына, но на эту тему надо будет писать отдельный роман.

Оставить комментарий