Жизнь за бугромИммиграцияОчеркиЭкс-СССР

Наши в Испании. Электрическое материнское сердце, солнечный огнемёт и внук — агрессор

Портал Русская Испания открыл экспериментальную серию публикаций под рубрикой: «Жизнь за бугром». Читатели отвечают порталу на несколько вопросов о том, как им живётся в Испании: что их больше всего впечатлило на «новой родине».

«Странно, что ваша мама до сих пор жива при её диагнозе, — при неработающем сердечном клапане и экстремальной тахикардии, — с такой частотой приступов сердце по теории вероятности должно было уже остановиться… Нужна срочная операция! Вот вам направление, завтра в клинике будем решать вопрос о назначении даты хирургического вмешательства,» — так сегодня ночью (уже после полуночи) начал свой рассказ о потрясениях, постигших в Испании его самого и его маму Нину Петровну, украинец по имени Юрий — испанский водитель дальнобойщик.

От редакции:
Дорогие Соотечественники! Портал Русская Испания открыл экспериментальную серию публикаций под рубрикой: «Жизнь за бугром». Читатели отвечают порталу на несколько вопросов о том, как им живётся в Испании: что их больше всего впечатлило на «новой родине».

Юрий хорошо помнит дату этого знакового визита к врачу: 12 марта 2020 года. Ибо 14 марта коронавирусный карантин в Испании сломал буквально у всех буквально все планы, включая график плановых хирургических операций. Был опубликован королевский декрет об обязательной самоизоляции «Real Decreto 463/2020, de 14 de marzo, por el que se declara el estado de alarma para la gestión de la situación de crisis sanitaria ocasionada por el COVID-19».

Если соблюдать хронологию испанских потрясений 88-летней женщины, стойкой, как оловянный солдатик, то следовало бы вернуться в 2019-й год, когда в Буче под Киевом умер муж Нины Петровны. Это была тяжкая утрата, но нельзя назвать её потрясением, — поскольку смерть супруга была для неё всего лишь вопросом времени. И не только потому, что он был тяжело болен, а скорее потому, что он уже перестал бороться за жизнь и не хотел дальше влачить своё пребывание на белом свете, перестал принимать лекарства, не пытался даже вставать, хотя его коксартрозный износ суставов еще позволял ему, хоть и с трудом, но дойти на костылях от спальни до туалета или кухни.

Настоящим потрясением для Нины Петровны стал трупный запах, который по-гадючьи выползал из-под соседской двери, за которой жила известная на всю Бучу своей склочностью, мягко говоря, оппонентка, общение с которой в последнее время у Нины Петровны сводилось к «здрасьте» при случайных встречах на лестничной клетке. Одинокая соседка ушла в мир иной, пока её дети были на заработках в Польше, а её бренное тело, разлагаясь, зловещим запахом давало знать о трагической развязке еще одного старческого одиночества.

Ещё до того, как власти в присутствии понятых вскрыли соседскую дверь, за которой разыгралась трагедия, Нина Петровна сказала себе и всем, кто мог её слышать: «Всё! В Испанию к Юре и Любе!» (Кроме упомянутого выше Юрия у неё есть дочь Любовь, которая с мужем дочкой и внучкой, как и Юрий, и поныне проживает в Испании).

Так в возрасте под 90 между испанскими Камбрильсом и Салоу (Cambrils, Salou, provincia de Tarragona) стартовала ещё одна новая иммигрантская судьба, а две других совершили крутой поворот.

Сначала Нина Петровна остановилась в Салоу у дочери, изрядно потеснив её семейство, которое, живя очень-очень скромно в смысле обеспеченности, ютится в односпальной (по-нашему двухкомнатной) квартире вчетвером: сама Люба, её муж и их безработная дочь с «испанчонком» — безотцовщиной, рождённым три года назад от наобещавшего ей золотые горы любовника-испанца.

Через неделю на семейном совете было решено, что «мама какое-то время поживёт в Камбрильсе с Юрием, у которого и жильё попросторнее, и борщ понаваристей. Так и сделали, но вскоре Юрий уехал в рейс, а мирная и — главное — покорная жизнь под одной крышей с невесткой Нине Петровне, привыкший к вольнице в своей украинской Буче, стоила недюжинных моральных усилий.

Дети старушки пошли на компромисс: Когда Юрий дома, их мама живёт с ним в Камбрильсе, а когда уезжает в рейс, то он сначала отвозит маму (плюс 100 евро на пропитание) в Салоу, на шею зятю. Вот такой получился семейный бадминтон с престарелой матерью вместо волана.

В мае Нина Петровна, чтобы не заскорузнуть, совершала днём 5-10 минутные прогулки по улице, а уже в июне 2019 года в провинции Таррагона трудно было дышать даже в тёмное время суток, не говоря уж про дневные прогулки по улице.

Трудности с дыханием для неё стали системой, но заставшая Великую Отечественную и пережившая трудные послевоенные годы женщина, в отличие от своего покойного супруга, не сдавалась.

В сентябре жара чуть-чуть отступила, но начинающую иммигрантку постигла ещё одно потрясение. Жандармерия Guardia Civil арестовала её любимого 28-летнего внука, сына Юрия. Для Испании почти что обычное дело: повздорил с подружкой-хохлушкой, толкнул её, она упала…, а потом, как водится, в здешнем королевстве, по наущению «опытных» иммигранток при помощи феминистских организаций заявила на сожителя полицейским властям.

Его задержали, но вскоре выпустили, судья возбудил уголовное дело со вполне реальной перспективой для парня оказаться за решёткой на несколько лет. Разумеется, был и поныне остаётся в силе промежуточный приговор с сопутствующими атрибутами:
— подписка о невыезде;
— еженедельная явка в суд;
— запрет приближаться к подружке-хохлушке менее, чем на 500 метров;
— «агрессора» выкинули на улицу, и он временно перебрался к отцу, то есть Юрию где периодически квартировала его бабушка Нина Петровна.

Уголовное дело дома в присутствии бабушки обсуждалось на испанском языке, чтобы не волновать её. Но эффект получался строго противоположный: из-за неопределённости она воображала себе бог весть что и волновалась ещё больше.

От всех этих стрессов состояние здоровья бедной пенсионерки настолько ухудшилось, что временами сердце то чуть ли не останавливалось, то начинало тарахтеть со скоростью пулемётной очереди, временами она даже теряла сознание. Было решено пройти обследование у врачей, для чего понадобилось придать её проживанию на территории Испании хоть какой-то легальный статус. Было решено воспользоваться возможностью получить так называемую красную карточку (статус лица, ожидающего решения по прошению о предоставлении прав политического беженца).

— Пока оформляли…
— Пока врач общей практики — терапевт дал направление к кардиологу….
— Пока подошла очередь к специалисту по сердечным болезням…
— Пока длилась обследование…
Наступило то самое 12 марта 2020 года, с которого мы начали описание истории иммигрантской семьи из Бучи (да, той самой печально известной Бучи на Украине под Киевом).
Карантин затормозил, но не остановил до нулевой скорости государственную систему здравоохранения. И как только у кардиохирургов образовалось окно, они по телефону сообщили Юрию, что Нина Петровна — первая в очереди на установку электрического кардиостимулятора.

Чтобы ускорить процесс, ей пришлось уступить настояниям детей и симулировать сердечный приступ. Позднее она рассказала, что когда пыталась вспомнить ощущения приступа ради притворства… приступ начался сам с собой.

Её отвезли в клинику, а через 3 дня она уже была с вставленным без скальпеля — через вену —  электрическим кардиостимулятором дома у Юрия. По таком случаю он попросил перенести рейс, чтобы побыть с только что прооперированной мамой. Почти ежедневно её навещали, как говорится, «потомки до третьего колена», для которых Испания стала второй родиной.

Жить с «электрическим сердцем» Нина Петровна за 2 года приспособилась, хотя в жаркие дни пряталась от беспощадного солнечного огнемёта, бесчинствующего под безоблачным испанским небом, в задраенной от проникновения жары комнате с кондиционером.

Потом грянули военные события 24 февраля 2022 года, раскрученные на всём Западе, включая Испанию, фейки вокруг их родной Бучи поначалу никак не вязались с тем, что ей рассказывали по телефону оставшиеся на родине соратницы её трудного детства. А потом все они там как воды в рот набрали: всем было запрещено «распространять»…

Уголовное дело внука всё ещё расследуется бесконечно долго, как всё делается в бюрократической Испании, и не ясно, чем дело кончится: подружка-хохлушка договариваться мирно категорически не желает: «раскатала губу» и «закатать её обратно», в феминистской Испании некому.

Внучка — одинокая мать «испанчонка» — вдобавок к 350 евро алиментов, получаемых от биологического отца её отпрыска, слава Богу, нашла более-менее регулярную подработку на вызовах на уборку разных помещений — куда позовут.

Нина Петровна с «электрическим сердцем» по-прежнему служит воланом в семейном бадминтоне.

Вот такую почти типичную житейскую историю из бесконечного ряда иммигрантских судеб мне сегодня ночью рассказал украинский испанец Юрий.

Дай Бог здоровья его маме и всему его семейству. И всем нам.
5 апреля 2023 года. Испания.
Руис Нико — РУсская ИСпания, НИКОлай, автор портала

Николай

Один из постоянных авторов портала "Русская Испания", основанного им в 1998 году. Редактор "Практикума" вопросов и ответов.
Подписаться
Уведомление о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to top button
Close

Adblock Detected

У Вас включена блокировка рекламы. Мы работаем для Вас, пишем новости, собираем материал для статей, отвечаем на вопросы о жизни и легализации в Испании. Пожалуйста, выключите Adblock для нашего сайта и позвольте окупать наши затраты через рекламу.